Краевая общественная организация "федерация шахмат краснодарского края"


" Кубанская земля взрастила не мало интересных и талантливых шахматистов "

Владимир Крамник

Крамник Владимир Борисович,
14-й официальный чемпион мира (2000—2007), Победитель Кубка мира 2013


" Будущее Шахмат в Краснодарском крае - в наших руках! "

Сметана Владимир Васильевич Сметана Владимир Васильевич,

Полномочный представитель Российской Шахматной Федерации в Краснодарском крае

News


     

На сайте

Сейчас 18 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Последние авторы

Популярные посты

Новое в блогах

Чигоринская «Жемчужина»

Дмитрий Кряквин исследует историю турниров в Сочи

 

 

Российских профессионалов и любителей шахмат вскоре ожидает множество интересных событий внутреннего календаря: детское первенство в Лоо, чемпионаты округов, личные чемпионаты страны по рапиду и блицу, а также комплекс командных мероприятий в Сочи. Руководство Российской шахматной федерации предприняло серьезные шаги для того, чтобы эти соревнования не только прошли на высочайшем уровне, но и в них приняло участие как можно больше квалифицированных игроков. Если кто еще не знает, то понижен порог проходного рейтинга в Высшую лигу в классику, а на чемпионат по рапиду и блицу и вовсе раскрыты двери для игроков уровня мастер ФИДЕ и выше. Ну, а главный упор РШФ сделала на клубное первенство страны, некоторое время пребывавшее этаким пасынком отечественного календаря. В рамках командных соревнований сразятся как дружины-гиганты, так и сборные республик и областей, детские коллективы, а также ветераны. И это в классику, в рапид, в блиц!

 

Конечно, сейчас в стране кризис и трудно рассчитывать на немедленные всходы, но отрадно, что за продвижение клубной лиги взялись всерьез. Пожелаем всем нам, чтобы всевозможных командных соревнований становилось как можно больше!

 

Командный чемпионат будет проходить в легендарной гостинице «Жемчужина», в советское время считавшейся настоящей шахматной Меккой, и попасть куда на знаменитый Мемориал Чигорина было мечтой любого советского гроссмейстера, не говоря уж о мастерах. Просторные залы отеля и утопающий в зелени променад, отделяющий город от морской полосы, помнят шаги и голоса Льва Полугаевского, Михаила Таля, Светозара Глигорича, Виталия Цешковского, Александра Панченко, Александра Зайцева, а также ныне здравствующих Виктора Корчного, Бориса Спасского, Наума Рашковского, Вольфганга Унцикера, Евгений Свешникова, Сергея Долматова, Александра Белявского и многих других выдающихся шахматистов ХХ века. Попробуем и мы с вами, дорогие читатели, погрузиться в прошлое и вспомнить историю Мемориалов символа советской шахматной школы. 

 

 

Михаил Иванович

Главный визави первого чемпиона мира Вильгельма Стейница был первым отечественным игроком экстра-класса (если не считать, увы, почти не выступавшего «северного Филидора» Александра Петрова), играл в блестящие, динамичные шахматы, и после установления в нашей стране советской власти был провозглашен родоначальником советской шахматной школы. Действительно, в отличие от неоднозначной с точки зрения официальной пропаганды личности Александра Александровича Алехина, Чигорин не обладал в глазах общественности какими-либо недостатками, за исключением того, который тогда среди шахматистов недостатком и не считался. Достоинств же было множество.

Одно из первых послевоенных советских состязаний, которое фактически было тренировкой перед матч-турниром на первенство мира, носило имя Михаила Чигорина. Оно собрал феноменальный состав из лучших игроков СССР и приглашенных гостей; уверенную победу одержал тогда Михаил Ботвинник. В 1951 году турнир памяти Чигорина, посвященный 100-летию со дня рождения гениального маэстро, переехал из Москвы в Ленинград. В нем играли победители Всероссийского отбора, проводившегося годом ранее, и приглашенные гранды (естественно, без иностранцев), а в гонке за первое место Василий Смыслов опередил Тайманова, Симагина и Корчного. Первые же Мемориалы Алехина (коих за советское время состоялось три) были проведены лишь с наступлением хрущевской «оттепели». 

 

Гениальный русский маэстро Михаил Иванович Чигорин (1850-1908) 

 

Мама Вера

В 1961 году инициативу по организации очередного Мемориала Чигорина взяла на себя шахматная федерация РСФСР во главе с Верой Тихомировой. Вера Николаевна была уроженкой Ростова-на-Дону, и, хотя являлась сильной шахматисткой, многократной чемпионкой России, очень быстро сделала выбор в пользу судейской и организаторской деятельности. Ее невероятная энергия, умение отстаивать свою позицию и яркая харизма быстро выдвинули Тихомирову на первые роли в российских шахматах. Не зря в Ростове она училась в одном классе с Александром Солженициным!

Вера Николаевна была исключительно отзывчивым человеком и старалась сделать все от нее зависящее, чтобы вырастить новое, сильное поколение российских шахматистов, выстроить цельную цепочку фестивалей и официальных соревнований. Именно по ее инициативе появились знаменитые гроссмейстерские школы, которые ныне уже считаются чем-то само собой разумеющимся. Тихомирова частенько организовывала «десант» в один из российских городов и с помощью высоких столичных покровителей нажимала на горкомовское или обкомовское руководство, если считала, что местных шахматистов обижают – не помогают проводить соревнования или не дают нормальное помещение под шахматный клуб. Спасала игроков сборной РСФСР от дисквалификации по «деликатному» делу и даже пару раз - от уголовного преследования. Можно сказать, что дончанка даже любила таких «шпанистых» шахматистов и буквально заливалась в кулуарах заседания шахматной федерации СССР: «Нет, ну вы слышали, что Боря Спасский выдал! Тот аж (тут прозвучало имя высокопоставленного чиновника) побагровел до корней волос! Ох, язык без костей у Боречки, но какой он умница все-таки!» Шахматисты называли Веру Николаевну просто – «мама Вера»!

 

Вера Николаевна до последних дней жизни сохраняла верность шахматам, регулярно выступала в фестивале "Аэрофлот-опен" 

 

Так вот, мама Вера взялась за дело, и организаторам Москвы и Ленинграда пришлось капитулировать под ее напором: Мемориал Чигорина был отдан шахматной федерации РСФСР. Тихомирова сделал выбор в пользу родного Ростова. По ее замыслу, турнир должен был пройти с нормой международного мастера, что в то время было большой редкостью – право на выезд даже в соцстраны тогда имели единицы. Соревнование проводилось во многом для талантливого Германа Ходоса – одного из лучших молодых шахматистов РСФСР, который был чемпионом мира среди студентов в командном зачете и отличился во взрослом чемпионате России, завоевав звание мастера спорта в 20 лет, что в середине прошлого века удавалось немногим. 

 

Чемпионы мира среди студентов Леонид Штейн, Евгений Васюков и Герман Ходос 

Также участие в турнире принимал большой друг ростовских шахматистов и Веры Николаевны, тренер юниоров РСФСР и гений атаки международный мастер Рашид Нежметдинов, Лев Полугаевский, тогда еще носивший звание мастера СССР, омич Виталий Тарасов, гроссмейстеры Марк Тайманов и Игорь Бондаревский. В роли «варягов» прибыли иностранные гости: югослав Драголюб Чирич, Максимиллиан Уйтелки (Чехословакия), Вальтер Эстрада (Уругвай), Хейнц Либерт (ГДР), Радко Бобеков (Болгария) и Ричард Дрозд (Польша).

В итоге победителем оказался Тайманов – 8 из 11. На пол-очка отстали Тарасов и Нежметдинов, а четвертое место занял Полугаевский. Тарасов и Лев Абрамович выполнили международное звание; правда, уже через год Полугаевский «пошел на повышение» и стал гроссмейстером СССР.

Увы, кроме ликований от двойного успеха Полугаевского и Тарасова после этого турнира Вере Николаевне добавилось забот и хлопот. Во-первых, боссы донского спорта были расстроены тем, что скромно выступил Ходос, который трагически проиграл с чистым лишним качеством в окончании Нежметдинову и следом рухнул поединке с Чиричем, лишившись шансов на выполнение. А, во-вторых, завалил соревнование Игорь Захарович Бондаревский. В те годы «фатер» уже редко выступал очно, став гроссмейстером по переписке и сосредоточившись на карьере Бориса Спасского. Но у себя на родине решил сыграть и в итоге закончил турнир в минусе – потерпев болезненные поражения от шахматистов, которых в лучшие годы запросто обыграл бы в сеансе. Конечно, сыграло роль, что Игорю Захаровичу не давали покоя его земляки, приглашая на различные лекции и выступления, что подточило силы немолодого гроссмейстера. Однако все это получило неприятный резонанс, турнир в Ростове-на-Дону не прижился, и провести его повторно в 1962 году не удалось. 

 

Борис Спасский и его строгий учитель Игорь Бондаревский 

 

Властитель Краснодарского края

Имя Сергея Медунова, скорее всего, ничего не скажет современному читателю, но в советское время этот крупный руководитель и большой почитатель игры на 64 клетках сделал для развития шахмат более, чем кто-либо. На всем протяжении своей карьеры, от поста первого секретаря сочинского горкома до фактического статуса первого человека в Краснодарском крае Сергей Федорович поддерживал шахматистов и способствовал переезду на Юг таких сильных игроков, как Виталий Цешковский, Наум Рашковский, Ратмир Холмов, Елена Ахмыловская. Из всех этих звезд на краснодарской земле в итоге остался лишь Цешковский, но именно с тренерской работой Виталия Валерьевича связано появление нового поколения кубанских игроков во главе с Владимиром Крамником. Медунов законодательно закрепил поддержку шахматистов специальным указом о развитии игры. 

 

Сергей Медунов выступает на съезде КПСС 

Рассказывает международный арбитр Юрий Лобанов (интервью на сайте kavkaz-chess.ru): «Раньше, в советское время шахматы стояли в одном ряду с футболом, хоккеем. Особенно сильно это проявилось в Краснодарском крае после постановления крайкома партии о шахматах. Шахматы были подняты на небывалую высоту. Появилось много сильных шахматистов, в том числе гроссмейстеров и в итоге даже чемпион мира – Володя Крамник.

Согласно этому постановлению Сергея Федоровича Медунова в каждом рабочем коллективе на 10 работающих человек полагался комплект шахмат. В больших коллективах, таких как заводы, строительные организации находилось от 40 до 100 комплектов, а значит, была возможность проводить соревнования, сеансы одновременной игры, которые были чрезвычайно популярны. Их проводили в санаториях, домах отдыха, туристических базах. Для этого даже существовал специальный фонд. Сеансеров приглашали самых знаменитых. Из Ленинграда, Москвы, союзных республик.

При Сергее Федоровиче в каждом районе города были открыты шахматные клубы. А клуб парка Ривьера знали шахматисты не только Советского Союза. Все чемпионы мира, мужчины и женщины, которые играли или просто отдыхали в Сочи, посещали наш шахматный клуб. Шахматные клубы были не только где-то в помещениях города, при различных обществах, но и просто на пляжах, в парках. Шахматные павильоны были на Хостинском, Центральном, пляже «Маяк», где стояло около 40 столов, и в шахматы могли играть все желающие. К сожалению, сейчас этого нет. Шахматные клубы во всех районах закрылись. И в парке Ривьера нет, и на «Дереве Дружбы», который открывали в 1980 году дважды герой Советского Союза летчик–космонавт Виталий Иванович Севастьянов и чемпион мира Анатолий Евгеньевич Карпов. Нет шахматных клубов «Медик», «Строитель» и на бывшей улице Музейной. Шахматисты очень многое потеряли».

 

Известный сочинский арбитр и организатор Юрий Лобанов 

Во все годы между Ростовом и Краснодаром существовала негласная конкуренция, подобная теплым отношениям Москвы и Петербурга, и, конечно, Медунов мгновенно схватился за идею провести подобный турнир в Сочи, куда годом ранее переехал жить из Прибалтики Ратмир Дмитриевич Холмов.

Из беседы Ратмира Холмова с Владимиром Барским: «В 1960 году я завоевал первое-второе место со Смысловым в международном турнире в Москве, впереди Корчного, Полугаевского, Ульмана, Антошина и других. За этот успех получил звание международного гроссмейстера. Надо отметить, что Микенас, который считался в Литве национальным героем, гроссмейстером не был. И вдруг это звание получает приезжий! Тогда он на пару с другим вильнюсским мастером Вистанецкисом решил устроить мне «бяку». Они предложили мне выступить вне конкурса в первенстве Белоруссии. Я поехал, а после 5-го тура вдруг приходит телеграмма — Холмов должен срочно вернуться, начинается чемпионат Литвы. Я отвечаю: как же так, уже начался турнир, у меня 4,5 очка… Тогда Микенас и Вистанецкис начали бомбардировать телеграммами Москву. Зампредседателя спорткомитета Писляк поначалу упирался, но потом согласился на мое исключение из первенства Белоруссии. В итоге я попал на чемпионат Литвы к четвертому туру, по закону включаться уже было поздно. Так что я не сыграл ни там, ни там. Литовский спорткомитет меня дисквалифицировал, но Всесоюзный это решение не утвердил — спасибо его председателю Абрамову. 

О следующем периоде моей жизни в очерке, написанном в начале 80-х, говорится: «…Северянина потянуло в теплые края, и Холмов, родившийся на берегах Белого моря, «бросил якорь» в черноморском городе-курорте Сочи». Иную версию моего переезда цензура не пропустила бы. На самом деле из Литвы я уехал, хлопнув дверью. Когда выяснилось, что я обосновался в Сочи, на Микенаса «посыпались шишки», его стали обвинять, что он выжил из Литвы ведущего шахматиста. Местные спорткомитеты были заинтересованы в сильных спортсменах, потому что каждая республика (а также крупнейшие города — Москва и Ленинград) выставляла свою команду во всесоюзных соревнованиях.

В начале 60-х на один из сборов в Сочи я пригласил ленинградского мастера и теоретика Борисенко. Он-то и научил меня, как вести дебютную картотеку. В то время я уже был гроссмейстером. До этого к партиям готовился примерно так. 23-е первенство СССР (1956 год) проходило в Ленинграде. Перед партией ко мне в номер заходил арбитр Лившиц. Если предстояло играть белыми, то я писал на бумажках: 1.e4, 1.d4, 1.c4, 1.Kf3. Какую бумажку Лившиц вытягивал, такой первый ход я и выбирал. Почему меня прозвали лучшим защитником? Да потому что я, не зная дебютов, часто попадал в тяжелые ситуации, а потом приходилось выкручиваться!»

 

Вопрос для "Что? Где? Когда?" Кто стал первым гроссмейстером Литвы и Краснодарского края? 

 

Впервые в советской истории участники соревнования претендовали на звание международного гроссмейстера. Такая попытка была небывалым шансом для экзаменуемых: ведь чтобы стать гроссмейстером СССР, нужно было выиграть чемпионат Союза или дважды "зацепиться" за дележ медали, что было под силу только игрокам экстра-класса. А тут Сочи, мягкий турнир с представителями европейских стран, никакого напряжения отбора!

Конечно, Тихомировой было непросто отстоять такое состязание, и сторонники чистоты гроссмейстерских рядов стали критиковать ее за попытку обесценить звание. Однако главным доводом Веры Николаевны стало участие в турнире бурно прогрессировавшего дальневосточника Александра Зайцева: «Саша по эту сторону Урала всего пару раз бывал, вырос на сибирских турнирах! Мы должны дать ему шанс! Это же будет первый гроссмейстер Азии!» В 1963 году Тихомирова была назначена заместителем председателя Всесоюзной шахматной федерации, и благодаря ее поддержке и покровительству Медунова круговик был организован с небывалым размахом.

 

Дальневосточный метеор Александр Зайцев 

Кроме Холмова, в 1963-м на черноморское побережье прибыли советские гроссмейстеры Василий Смыслов и Лев Полугаевский, соискателями являлись перспективные Владимир Антошин, Николай Крогиус и Александр Зайцев, а иностранцев представляли гроссмейстеры Иштван Билек (Венгрия), Милко Бобоцов (Болгария) и мастера Эрвин Хааг (Венгрия), Юлиус Козма (Чехословакия), Энвер Букич (Югославия) и Виктор Чокылтя (Румыния). Ратмир Дмитриевич и Лев Абрамович обходились со «своими» довольно сносно, а вот Смыслов обыграл Антошина – в итоге тот, как и Крогиус, до нормы гроссмейстера не дотянули, но стали международными мастерами. Зайцева же подвела старая болезнь: он играл турнир со скоростью молодого Ананда и выступил неудачно. Еженедельник ЦШК посвятил ему следующие строки: «По скорости игры талантливый мастер Зайцев уже вышел на первое место в СССР. Беда в том, что выигрывая в скорости, теряет в силе. Баланс в турнирной таблице получился скверный. А ведь Зайцев - инженер и мог бы в этой «физике» легко разобраться».

По словам друзей, Зайцев обиделся на такие слова страшно, но случай для морального реванша представился ему нескоро. Претендентов на участие было много, и следующий Мемориал Чигорина прошел уже без него. А победу в турнире 1963 года одержал Лев Полугаевский. 

 

В Сочи Лев Полугаевский сначала стал международным мастером, а потом и победителем Мемориала Чигорина 

 

 

Последний шанс Рашида Гибятовича

В начале 60-х годов кроме Холмова на постоянное место жительства в Сочи переехал грозненский мастер Владимир Дорошкевич. Сочинцы сразу обратились c запросом к Тихомировой: «А можно, в турнире сыграет еще и Дора?» Однако включить Дорошкевича было дело непростым: бесспорным казалось право на участие отметившихся в прошлом году Крогиуса и Антошина, в качестве экзаменаторов выступали Холмов, Бондаревский и Борис Спасский, а кроме того, еще одна путевка была предоставлена 52-летнему Рашиду Нежметдинову.

 

Владимир Дорошкевич воспитал целое поколение сочинских шахматистов 

Рашид Гибятович был настоящей грозой чемпионов мира и СССР, имел кучу скальпов гроссмейстеров первой величины, однако в финалах первенств Союза его преследовали неудачи, и завоевать приставку «гросс» ему не удавалось. Нежметдинов много лет отдал работе с ведущей молодежью РСФСР, его авторитет был огромен, а «советские» вакансии в круговик из 12 человек закончились…

 

Казанские болельщики присвоили Рашиду Гибятовичу свое звание - Мастер красивой игры 

Однако решение нашлось! По счастью, Антошин прекрасно выступил в турнире ЦШК (в Москве тоже стал проводиться турнир с нормой международного гроссмейстера) и перешел в разряд «экзаменаторов»; в итоге Мемориал Чигорина был проведен аж при 16 игроках, и кроме Владимира Дорошкевича из советских «студентов» в нем выступил талантливый ленинградец и будущий эмигрант Анатолий Лейн. С тех пор чигоринские турниры стали проводиться в 15 туров – организаторы не стали понижать планку состязания.

Победитель турнира Николай Крогиус стал гроссмейстером, Лейн и Дорошкевич покорили мастерские нормативы, а вот Нежметдинову не повезло в партиях с доктором Максом Уйтелки и Антошиным, которые он имел все основания выиграть – он недобрал до заветного звания 1,5 очка. Рекомендую интересующимся изучить очень познавательную статью Марата Хасанова, посвященную этому турниру - к сожалению, Рашид Гибятович в дальнейшем уже никогда не был так близок к своей мечте. 

 

Победитель турнира Николай Крогиус глазами карикатуриста 

 

Николай Крогиус через призму "Зенита" 

Кстати, именно в Мемориале-1964 третье место после Крогиуса и Холмова сенсационно занял Мато Дамянович и взяла свое начало известная байка с фразой: «Дамянович тебе коллега!» Советские гроссмейстеры после этого турнира стали ассоциировать недостаточно сильных гроссмейстеров именно с именем югослава. Причем, если смотреть партии, то не совсем понятно – почему?

 

Среди зрителей партии Дамянович - Ульман на турнире в Монако стоит Михаил Ботвинник 

 

Первый гроссмейстер Азии

В 1965 году Александр Зайцев вновь был включен в число участников Мемориала Чигорина. Талант дальневосточника был очевиден, и он уже выходил в финал чемпионата СССР, но выступил там неудачно. Снова игра в темпе блиц, снова досадные потери очков. Позднее сам Александр писал, что ему помог случай – в Тбилиси он встретился с известным тренером Вахтангом Карселадзе, одним из столпов грузинской шахматной школы. Вечерние прогулки, беседы и глубокий внутренний анализ ошибок вместе с тбилисским наставником помогли Зайцеву сделать свою игру практичнее, глубже. В чигоринском турнире он уверенно перевыполнил норму международного мастера, заняв чистое 4-е место позади Вольфганга Уницикера и Чирича (который стал гроссмейстером, а Зайцев, увы, не смог по «заказу» одолеть в последнем туре Унцикера, уступив победителю).

Полный благодарности Александр взял билет в Тбилиси, но его поджидало кошмарное разочарование – оказалось, что Карселадзе уже нет в живых…

 

Лучшие представительницы великого поколения грузинских шахматисток начинали заниматься у Вахтанга Карселадзе 

А вот перед Мемориалом Чигорина-1966 впервые прошел полноценный отбор к соревнованию. Шахматная федерация РСФСР постановила, что очередной чемпионат России будет отборочным, и его победители выступят в Мемориале. Несколько неожиданно победил шахматист из Чебоксар Владимир Сергиевский, также квалифицировались ростовчанин Александр Захаров и уже носивший звание международного мастера Борис Владимиров. Последним соискателем стал Анатолий Лейн, советскими носителями званий были Корчной, Спасский, Полугаевский, Крогиус, Антошин, заграницу представляли болгарин Бобоцов, Рихард Фукс (ГДР), Гидеон Барца (Венгрия), Милан Матулович, Марио Берток, Александар Брадваревич (все - Югославия) и Лекси Ортега (Италия). В итоге наверху оказались советские гранды во главе с Корчным, а из молодежи лишь Сергиевский выполнил норму международного мастера.

Стало ясно, что эксперимент с отбором из чемпионата РСФСР себя не оправдал, и на следующий год попасть в Мемориал Чигорина можно было только из такого серьезного соревнования, как финал Спартакиады СССР! Заветные путевки получили новочеркасский шахматист Самуил Жуховицкий, Александр Зайцев и Анатолий Лейн, остальные советские игроки были гроссмейстерами: Крогиус, Спасский, Антошин, Владимир Симагин, Леонид Шамкович и Александр Котов.

Успех Самуила Марковича был весьма неожиданным – 51-летний шахматист опередил с десяток гроссмейстеров во главе со Спасским и Полугаевским! Жуховицкий играл еще с довоенными мастерами, но после войны был дисквалифицирован за многоженство (вот так!), и карьера его не сложилась. Первого места от него не ожидал никто! В Мемориале Чигорина 1967 года уроженец Одессы приплюсовал к своему послужному списку буковки ММ, а ныне это старейший маэстро в мире, стоящий на пороге векового юбилея!

 

Самуила Жуховицкого опекает президент ШФРО Сергей Нестеров 

Уверенно справился со своей задачей и Александр Зайцев, который стал первым гроссмейстером Азии – никакого другого ближе тысячи километров от Владивостока не было. Но результаты турнира довольно холодно встретило руководство шахматной федерации СССР. Дело в том, что Зайцев поделил 1-5 места с Шамковичем, Крогиусом, Спасским и Симагиным, причем большинство триумфаторов показали результат +5=10, набирая очки, в основном, на аутсайдерах: чехословаке Уйтелки, Хейнце Либерте (ГДР) и Кике Лангевеге (Голландия). Новоиспеченный гроссмейстер закончил отборочное соревнование серий бескровных ничьих, победители тоже особенно не ломали копья в поединках друг с другом.

Такая «идиллия пляжного турнира» понравилась далеко не всем, и заданный обозревателем Мемориала вопрос: «Оказалось ли соревнование достойным имени великого шахматного художника, рыцаря без страха и упрека, всегда стремившегося к бескомпромиссной борьбе?» повис в воздухе.

Кто сейчас поймет, кто и как действовал тогда за кулисами? Но факт остался фактом – на специальном заседании шахматного руководства страны было принято решение о замене Мемориала Чигорина на матч-турнир «Молодежь против опыта». Апофеозом этих увлекательных состязаний стала битва 1970 года, где бригада опытных игроков в составе Михаил Таль, Леонид Шамкович, Алексей Суэтин, Виктор Корчной, Леонид Штейн, Анатолий Лутиков и Владимир Либерзон билась груди в груди с молодыми Геннадием Кузьминым, Виктором Купрейчиком, Виталием Цешковским, Владимиром Тукмаковым, Борисом Гулько, Михаилом Подгайцем и Александром Белявским.

А мечта о возобновлении турнира памяти Чигорина была отодвинута на долгие пять лет...

 

 

Фотографии сайтов e3e5.com, chessbase.com, Бориса Долматовского, Василия Папина, из архива ЦДШ. 

 

Продолжение следует.

 

http://ruchess.ru/news/report/chigorinskaya_zhemchuzhina/

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять коментарии.