Краевая общественная организация "федерация шахмат краснодарского края"


" Кубанская земля взрастила не мало интересных и талантливых шахматистов "

Владимир Крамник

Крамник Владимир Борисович,
14-й официальный чемпион мира (2000—2007), Победитель Кубка мира 2013


" Будущее Шахмат в Краснодарском крае - в наших руках! "

Сметана Владимир Васильевич Сметана Владимир Васильевич,

Полномочный представитель Российской Шахматной Федерации в Краснодарском крае

News


     

На сайте

Сейчас 36 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Последние авторы

Популярные посты

Новое в блогах


Андрей Филатов: Надо возрождать шахматную славу страны, брать медали, учить детей

Президент РШФ - гость рубрики "Разговор по пятницам" газеты "Спорт-экспресс"

Президент РШФ Филатов ответил на вопросы журналистов "Спорт-экспресса" Юрия Голышака и Александра Кружкова для самой престижной рубрики "Разговор по пятницам". Откровенное и обстоятельное интервью состоялось в Музее шахмат на Гоголевском бульваре.

- В каком экспонате здесь - особенная для вас энергетика?

- Жалко, закрыт шкафчик за вашей спиной. Там шахматы Алехина. Когда открывали музей, пришел Валентин Викторович Лысковцев и подарил: "Последний его комплект. Алехин уже уезжал из России - и передал моему деду".

- Дорожный набор в железной коробочке?

- Нет-нет. Я заинтересовался - как же шахматы оказались у дедушки? Отвечает: "Мы жили на одной лестничной площадке. Вот по такому-то адресу. Алехин оставил нам даже мебель".

- Сколько могут стоить эти шахматы?

- Для шахматиста они цены не имеют - а в музей передали бесплатно. Энергетика у них фантастическая.

- К каким шахматным экспонатам вы безрезультатно приценивались?

- Пока ни к чему не приценивался. Но никто не мешает мечтать - есть, например, уникальная коллекция Анатолия Карпова.

- Вы о коллекции шахмат?

- И о шахматных марках.

- Обсуждали с ним эту тему?

- Нет. Но все когда-нибудь возможно. Для любого музея коллекция Карпова стала бы украшением.

- Самые любопытные в вашей жизни встречи с великими шахматистами?

- Приехал на турнир в Подольске болеть за студенческого товарища Илью Смирина. Тот играл с Михаилом Талем. А у Таля не было сигарет!

- И что?

- Всю партию угощал его своими - и обсуждали, как Илья играет в шахматы. Сошлись на том, что неплохо. Но Таль победил. Это было незадолго до его кончины. Чувствовалось, что сильно болеет.

- Сейчас курите?

- Бросил более двадцати лет назад.

- Торжественно обставили?

- Поспорил с приятелем. Выиграл и на всю сумму в ресторане "Ностальжи" устроил грандиозный праздник.

- Хоть раз были близки к тому, чтоб снова закурить?

- Когда пьешь алкоголь или кофе - всегда тянет к сигарете. Но сдерживаюсь.

- Если б была возможность познакомиться с любым шахматистом прошлого - на ком остановились бы?

- На Алехине, конечно. Я много размышлял о нем. Чем больше думаешь - тем больше вопросов. Имел ли он взаимоотношения с советскими спецслужбами? Если да - то какие?

- Ваша версия?

- Полагаю, отношения у них были очень серьезные. Алехин - человек смелый. Из-за больного сердца в армию не брали. Он записался добровольцем-санитаром и отправился на Первую мировую, награжден орденом Станислава, двумя медалями. Сымитировал сумасшествие, ушел из немецкого плена.

При этом внук одного из богатейших людей страны - Прохорова, который владел Трехгорной мануфактурой. Отец - зажиточный человек из Воронежской губернии. Но революцию поддержал - я читал телеграммы. Его семья активно сотрудничала с большевиками. Сам Алехин женился на соратнице Ленина, швейцарской гражданке. Благодаря которой и покинул страну. Переводил в Коминтерне. А что такое - Коминтерн?

- Что?

- Мощнейшая революционно-террористическия организация. В России у него остались в заложниках старший брат и сестра. Их не репрессировали. Еще момент: любители шахмат тогда были крепко связаны с разведкой. Алехин входил в один клуб с легендарным Рудольфом Абелем, которого потом выменивали. А знаете, кто о чемпионе после смерти написал книгу?

- Кто же?

- Гроссмейстер Хью Александер. Называл Алехина учителем. Александер - самый засекреченный человек британской разведки. Криптоаналитик, глава проекта по "Энигме", дешифровке всех немецких шифров.

- В смерти Алехина для вас есть загадка?

- Мне кажется - она естественная. Такое время - много стрессов, эмоций… Жизнь тяжелая и голодная. Шахматисты мало кого интересовали.

- На его французской могиле на ваши деньги восстановили старый памятник? Или сделали новый?

- Там упало дерево, плита треснула. Старый никак не отреставрировать. Поставили точно такой же, один в один.

- Последнее, что открыли для себя в его судьбе?

- Прочитал про беседу с Паулем Кересом на турнире в Зальцбурге в 1942-м. Тот спрашивал Алехина: "Что с нами будет? Чем закончится война?"

- Что ответил?

- "Результат войны очевиден - немцы проигрывают. Вот тогда все подвиги нам припомнят". Порекомендовал при первой возможности уехать из страны. Но Керес опоздал на пароход. Попал в НКВД, там сказали, что должен помогать Ботвиннику на матч-турнире за звание чемпиона мира. Это и спасло.

- С какими интересными людьми вас познакомили шахматы за последний год - уже как президента федерации?

- Это на Олимпиаде в Тромсе. Член ФИДЕ, фамилию не помню. Он глухой от рождения, американец узбекского происхождения. Выучил четыре языка. Ничего не слыша, читает по губам. Занимается акциями на Уолл-стрит. Рассказал: "За всю жизнь пропустил лишь один рабочий день. Это было 11 сентября, и весь мой офис погиб. Долго думал - зачем Господь меня сохранил? Наверное, чтоб помогать братьям-инвалидам…" Все делает, чтоб шахматы включили в программу Паралимпиады.

- Были ситуации, когда вас Бог уберег?

- В девятом классе провалился под лед на Днепре. С товарищем прогуливались ближе к ночи по набережной, обсуждали будущее. Мороз редкий для этих мест, минус 20. Вдруг мысль - а не пройтись ли по самому Днепру, по льду? Когда еще получится? А пошли!

- В такой мороз Днепр не застыл?

- Застыл. Но сливали заводские выбросы. Теплый сток. До берега было совсем близко - метров пятьдесят. Я сделал шаг - и ушел под воду.

- А товарищ?

- Шагнул ко мне - и тоже чуть не провалился. Отполз. Выныривал я сам. А лед изломанный, хрупкий. Еще когда туда шли, не могли понять: почему он так трещит-то? Снежная кромка потрескивает? Вот когда вылез из воды, сразу наступило прояснение. Варианта два: или вперед, ломая льды. Или назад, переползая в темноте весь Днепр.

- Долго ползли?

- Часа два. Как ни странно, холодно не было - наоборот, жарко, до пота. Даже не простудились. А товарищ сегодня - мой партнер в бизнесе.

- Четыре часа общения с Илюмжиновым нас потрясли. Вас Кирсан Николаевич чем удивлял?

- Рассказом, как выступал перед буддистами в Индии. Делился опытом - и шахматным, и религиозным. Слушал его на стадионе миллион человек. Не представляю, что за стадион и как они там поместились.

Илюмжинов всегда говорит то, что думает. Исключительная искренность. А корреспонденты считают, что это байки. Ведь в некоторые истории действительно сложно поверить.

- Верите, что его якобы похищали инопланетяне?

- С таким неординарным человеком могло случиться что угодно.

- Самый неформальный персонаж в шахматах?

- Пожалуй, Василий Иванчук. Мне говорили, он выучил турецкий язык за три дня. На местном телевидении читал лекции без переводчика. Преподавал шахматы. На Олимпиаде в Тромсе у Василия игра не пошла - и он страшно переживал. Хотя при таком опыте, казалось бы, можно спокойнее реагировать на неудачи.

- Шахматный человек, поражавший вас памятью?

- Тот же Смирин. Помнит сотни песен Визбора и Высоцкого. Причем только текст - сам не поет. У Карпова феноменальная память. Анатолий Евгеньевич меня вообще восхищает как личность. К любому делу относится с невероятной ответственностью. А коллекционер - выдающийся!

- Какой-нибудь его рассказ запомнился?

- Да хотя бы про белогвардейский Крым. Там печатались марки и открытки, которые принимали по всему миру. В коллекции Карпова они есть. В Тромсе он устроил выставку шахматных марок. Хватило на приличный зал.

- На что взгляд упал сразу?

- Я сам в школе собирал шахматные марки. Так что смотрел осмысленно. Мне очень нравятся марки к московскому матчу 1948 года, когда чемпионом стал Ботвинник. А еще первая шахматная марка, болгарская. Не ожидал, что она у Карпова есть. Впрочем, у него собраны абсолютно все шахматные марки, которые существуют.

- В России сейчас Борис Спасский. Общались?

- Да, мы оказываем ему поддержку. С речью после инсульта нормально, голова светлая. Рассказал: "Приснился мне Фишер. Дискутировали - какой ход сильнее: е2-е4 или d2-d4? Во сне пришли к выводу, что все-таки второй. Пешка защищена ферзем…" Было это на встрече президента России с чемпионами. Путин к шахматам неравнодушен. Посетил уже два турнира - финал "Белой ладьи" в Дагомысе и матч Карлсен - Ананд в Сочи. Много внимания шахматам уделяют председатель попечительского совета РШФ Дмитрий Песков и Аркадий Дворкович.

- С Каспаровым тоже общались?

- Близко - раз в жизни. За два года до того, как я стал президентом шахматной федерации. Позвонил приятель: "С тобой желает побеседовать Каспаров". Сели вчетвером в кафе "Ла Торре" - издатель журнала "64" Игорь Бурштейн, экс-руководитель РШФ Александр Бах, Каспаров и я. Предмет встречи меня поразил.

- Что хотел?

- Сказал: "Я все выиграл в шахматах. Кроме Олимпиады в качестве тренера. Это моя мечта. Готов возглавить сборную".

- При чем здесь вы?

- Вот и я так же думаю. А Каспаров продолжил, как ни в чем не бывало: "Обращаюсь, потому что вы - будущий руководитель РШФ". - "Пока об этом известно только вам. Я о таком повороте даже не фантазировал".

- Что Каспаров?

- Усмехнулся: "Нет, я знаю, как все будет. Так что насчет Олимпиады?" - "Разговор беспочвенный, у меня и мысли нет стать руководителем РШФ".

- Для себя объяснили подобную проницательность?

- Как можно такое предугадать за два года? Или после матча Ананд - Гельфанд в Третьяковке увидел уровень организации, что-то домыслил, просчитал комбинацию?

- О чем еще говорили?

- Мне было интересно: вот Каспаров хочет работать в сборной. Как это совместить с его политической деятельностью? Ответил: "Я очень люблю шахматы, они важнее…"

- Нынешний Каспаров вам понятен?

- Мне его жалко.

- Почему?

- Он шахматист. Точно - не политик. Когда занимаешься не своим делом, это бросается в глаза. А результат всегда плачевный.

- Вам кажется, Гарри Кимович пока не наигрался в политику?

- Наверное, у него сильные экономические стимулы. За то, что играет эту роль. Предполагаю, через них и пришел в политику. Уж потом увлекся.

- После такой паузы он смог бы вернуться в профессиональные шахматы?

- Каспаров не ушел из шахмат. Играл в Сент-Луисе какие-то партии с Шортом, тренировал Карлсена… Было бы здорово, если б популяризировал шахматы не в Америке, а в России. Предавал опыт детям, ездил с сеансами.

Знаете, я как-то спросил президента Армении Сержа Саргсяна: "Почему сделали шахматы обязательным школьным уроком?" Ответ ошеломил: "Исследования показали, что дети, окончившие шахматную школу, не употребляют наркотики. Ребенок через игру учится просчитывать ходы, в том числе те, которые способны привести к печальным последствиям".

- Ничего себе.

- Шахматы в Армении преподают дважды в неделю, плюс выходит специальная телепередача. Детская наркомания в стране резко пошла вниз. Другой пример - Китай. Там же в результате опиумных войн почти все мужское население подсадили на наркоту. Возрождались они через шахматы, го. Спаслись как нация.

- В российских школах сделать шахматы обязательным предметом - реально?

- Почему нет? В любом случае это лучше, чем тратить громадные деньги на борьбу с детской наркоманией.

- В Россию Каспаров не приезжает?

- Его президент приглашал в Сочи на встречу с чемпионами. Отказался. Страхи Каспарова по поводу собственных угроз изрядно преувеличены. На мой взгляд, бояться ему нечего.

- А ведь вы мечту Каспарова примерили на себя…

- Да, на днях принял решение - с января буду старшим тренером мужской сборной.

- Зачем вам это?

- Не выигрываем! А у меня профессиональное тренерское образование. После чемпионата мира в Армении, где не завоевали ни единой медали, подумал - надо браться самому. Хуже не будет. Потому что хуже невозможно.

- В чем слабость нашей команды?

- Вот как раз команды-то нет. Есть отдельные талантливые шахматисты.

- Будете вникать в чисто шахматные нюансы?

- В Тромсе обратил внимание, что в сборной проблемы с переходом из миттельшпиля в эндшпиль. У наших ребят две сильные стороны - великолепная шахматная школа и техника. Все фантастически подготовлены по дебюту. До такой степени, что долго размышляют перед первым ходом - какой дебют выбрать? Получают неплохие позиции. Дальше сыплются ошибки.

- В минском институте физкультуры вы учились с Борисом Гельфандом. Что за человек?

- Яркий во всех смыслах. Преклоняюсь перед его трудолюбием, эрудицией, чувством юмора. Боря познакомил меня с Мигелем Найдорфом.

- Казалось, вы должны разминуться в эпохе.

- Найдорфу было за восемьдесят, совсем старенький. Ученик Алехина. Какой-то турнир, участники жили в гостинице "Октябрьская" в Москве. Я приехал болеть за Борю. Сели поужинать - подошел старичок. Найдорф занимался валютными спекуляциями, круто заработал. Был в потрясающем настроении - а на следующий день собирался в Варшаву.

- Вы Найдорфа узнали?

- Нет, конечно. Мне Боря сказал.

- Первый миллиардер, которого повстречали в 90-х?

- Это история замечательная. Мой товарищ должен лететь на переговоры в Таиланд. У него в тот день рождается дочь - мы сидим, празднуем. В разгар вечера созрело решение: он никуда не едет. Потому что ему нужно в роддом. А еду я.

- Блестяще!

- К тому моменту я уже был в творческом состоянии. Наверное, не возражал. Дальше - словно в "Иронии судьбы". Я не помню, как проходил паспортный контроль и садился в самолет. Поскольку в праздновании перешли к суровому украинскому самогону, меня, что называется, "засушило". Дико хотелось выпить что-то холодненькое.

- Удалось?

- Открыл глаза, не понимая, где я. Интуитивно пошел за людьми по коридору, в конце увидел знакомую спину. Гельфанд! В руке банка колы. Говорю: "Боря, дай попить, а то помру". Он поворачивается: "Что ты делаешь в Дели?" - "Опомнись. Какой Дели?!" Затем огляделся. Действительно Дели.

- Гельфанд-то там какими судьбами?

- Играл матч с Карповым. А мы приземлились на дозаправку.

- Оттуда - в Бангкок?

- Да, там ждал господин Вит. В то время - второй человек после короля Таиланда. Миллиардер, президент Sahaviriya Group. Это гигантская империя. Металлургические заводы, порты, телекоммуникации по всей Азии, в Австралии рудники… В России покупали сталь.

Прежде я никогда не разговаривал с человеком такого кругозора. Совершенно другое восприятие мировой картинки. При этом - скромный-скромный. Вит возил нас в шикарные рестораны, а по дороге тормозил возле забегаловки. Брал рис за доллар и кушал. Я бы не рискнул питаться в таких местах.

- Ваш путь к миллионам начинался занимательно.

- В студенчестве возил наши товары в Польшу - утюги, фены, кофемолки. Всё благодаря шахматам. Приехал впервые в Катовице на турнир. А его внезапно отменили. Я был без утюгов и кофемолок - наблюдал, как делали бизнес остальные.

- Сколько можно было заработать за один выезд?

- Со временем довел свой доход до двух с половиной тысяч долларов в месяц.

- Гельфанд тоже таскал утюги?

- Нет. Вот Боря играл в шахматы. Был далек от этих дел. А кто-то, как я, шахматы отложил в сторонку, - и понеслось…

- Зачем полякам наши кофемолки?

- Дешевые. Примерно та же история, что в конце 2014-го: рубль девальвировался, а цены на какой-то период остались прежними.

- Приходилось самому стоять и продавать на рынке?

- Да. Я не стесняюсь, что был "челноком". Работа тяжелая, опасная. 90-е - разгул криминала. Что в России, что в Польше. Но повезло - в серьезный переплет не попадал. Иногда помогала интуиция шахматного человека.

- С этого места поподробнее.

- Однажды задумались с товарищами - "челноками", конечно, хорошо зарабатывать студенческую копейку, но можно попробовать кое-что другое. Не мотаться в Минск за товаром. А взять его в Варшаве и продать в Катовице. То есть, провернуть спекуляцию внутри Польши.

- Что за товар?

- Французская парфюмерия и косметика. Из Варшавы до Катовице планировали добираться электричкой. Я предложил нанять микроавтобус. Пусть дороже, но безопаснее. Польские номера, местный водитель - на трассе никто не тронет. Идею не все поддержали. Кто-то предпочел сэкономить, потащился с товаром на вокзал. По дороге ребят и "обули". А мы прямо к складу подогнали микроавтобус, погрузили и спокойно доехали.

- В Варшаве парфюмерия была дешевле, чем в Катовице?

- Раза в три. Но главное - психологический эффект. Поляки привыкли, что у русских дешево. И по привычке шли к нам, сметая все с прилавка. За неделю каждый заработал по тысяче долларов. Тогда - сумасшедшие для нас деньги!

- Повторяли трюк?

- Нет. Понимал, что второй раз не прокатит.

- Илюмжинов рассказывал нам, что в 90-е ездил на "стрелки". У вас такой опыт был?

- Бог миловал. Закончив "челночить", мы с партнерами переключились на экспедирование - организацию перевозок по железной дороге. Почти сразу начали работать с холдингом "Северсталь". Компания и называлась "Северстальтранс". Как отдельную структуру нас не воспринимали. Считали, что мы - транспортное предприятие металлургического холдинга. Поэтому в лихие времена к нам вопросов не возникало.

- Помните день, когда стали миллионером?

- Нет. Зато помню, когда мог стать - но осознанно этого не сделал. Мне предложили сумму в шесть нулей, чтоб не уходил в самостоятельный бизнес. Я отказался.

- Ушли?

- Да, и ни разу не пожалел. А первый свой миллион получил через два-три года.

- Похоже, для вас это не стало событием?

- Вы правы. Как работал, так и продолжал. После определенного уровня у тебя в жизни ничего не меняется.

- Сегодня тяжелее разбогатеть, чем в 90-е?

- Легче. Конкуренция падает.

- Разве?

- Россия - гигантская страна. Большая рождаемость, много пенсионеров. Но активного трудового населения мало. Снижается и количество предпринимателей. Проанализируйте русский список "Форбс". За эти годы он обновился на 90 процентов. Фамилии, гремевшие когда-то, сейчас даже не вспомните.

- Например?

- Владимир Виноградов.

- Кто это?

- Вот видите… А он был самым богатым человеком страны! Основатель "Инкомбанка". Я не был знаком с Виноградовым, но мне его искренне жаль. в 1998-м произошел дефолт, банк погорел на ГКО. После санации, когда его уже разнесли, Виноградов расплатился со всеми вкладчиками. Разорился и вскоре в 52 года умер от инсульта.

- Рейтинг "Форбс" воспринимаете как соревнование?

- Ни в коем случае! У меня нет таких амбиций.

- Вы же лучше знаете положение вещей, чем банковские аналитики, которые список составляют. Много там вранья?

- Да.

- Про вас?

- Меня всегда переоценивают.

- В последнем рейтинге вам отвели 112-е место в России, состояние - 0,85 миллиарда долларов. Вы-то сами знаете точно, сколько у вас денег?

- Там как высчитывают? Оценивают публичную стоимость активов. Вот мы владели компанией Globaltrans. Ее капитализация в зависимости от рыночной конъюнктуры составляла то 200 миллионов долларов, то три с лишним миллиарда. Но какая мне разница, сколько она стоит на бирже, если продавать не собираюсь?

А про оценки банковских аналитиков мудро высказался Уоррен Баффет. Его как-то спросили об ошибках в бизнесе, мол, мировые аналитики Уолл-стрит уверены, что вы постарели, все делаете неправильно… Баффет усмехнулся: "Часто вы встречали богатых аналитиков?"

- Вы нам Баффета цитируете, а мы вам - Галицкого: "Бизнесмен - это особая биологическая порода. Два, максимум четыре процента носят в себе предпринимательский потенциал". Разделяете мысль?

- Скажу так: бизнес-школы, институты экономики - мало чему научат. Можно передать ремесло. Но чистому предпринимательству научить нельзя. Либо есть жилка, либо нет… В России подавляющее большинство богатых людей - "наследники".

- Чьи?

- Советского Союза. Когда началась приватизация, в наследство от общества они получили заводы, фабрики, шахты. Мгновенно разбогатели, не приложив к этому усилий. А есть другой тип бизнесменов. В приватизации не участвовали, с нуля создали целые империи. Вот они в моем понимании - настоящие предприниматели. Среди них выделяются двое - Геннадий Тимченко и Сергей Галицкий.

- А вы?

- Я - тоже предприниматель. Но уровнем ниже.

- С Галицким знакомы?

- Нет. Но в курсе, что он - кандидат в мастера спорта по шахматам, ввел их как урок в академии "Краснодара", лично проводит сеансы с футболистами. Приятно, что такие люди, как Галицкий и Тимченко, увлекаются шахматами.

С Тимченко мы давние партнеры. Помимо совместного транспортного бизнеса организовали проект "Шахматы в музеях", началом которого послужил матч Ананд - Гельфанд в Третьяковке.

- Шахматы интересуют Тимченко меньше, чем хоккей?

- Хоккей он очень любит. Но и о шахматах не забывает. Когда садится в самолет, открывает компьютер с шахматной программой.

- Играли с ним?

- Дважды. Обе партии закончились вничью.

- Когда-то вы играли в шахматы с бизнесменом. Вопрос был в цене на мазут. Какая сумма стояла на кону?

- Кто побеждал, выгадывал несколько миллионов долларов.

- При такой ставке у вас мозг начинал отказывать? Или, наоборот, - лучше соображать?

- Я нервничал. Противостоял-то достойный человек в шахматном смысле. Играл неплохо. Но я выиграл в борьбе, мучились над доской минут сорок.

- Соперник был обескуражен?

- Расстроен. По счастью, он не догадывался о моем шахматном образовании. Сел меня обыгрывать, иного расклада не допускал.

- Говорят, Борис Березовский не брезговал вином за доллар. Самое дешевое, которое за последнее время пили вы?

- Цена для меня - не критерий качества. Могу перекусить в "Макдональдсе". Вредно, но вкусно. И вина за доллар бывают отличные.

- Это какие же?

- К примеру, во Франции - молодое божоле. Выбирая вино, важно знать провинцию и год урожая. Тогда не промахнешься. По части алкоголя я лишен снобизма. Уважаю пиво, водку, самогон. На днях на Гоголевском, неподалеку от шахматной федерации свернул в подворотню, обнаружил бар. Уютный, демократичный. По совету барменши хлопнул рюмку "Егермейстера" со льдом и апельсином, посыпанным корицей. Уверяет, что это - самое правильное сочетание.

- Когда начали собирать картины?

- Давно. В личную коллекцию покупаю работы и современных авторов, и то, что создано до 1917 года. А мой фонд Art Russe специализируется на конкретном историческом периоде - с 1917-го по 1991-й. Приобретаем картины, скульптуры, вывезенные за границу, проводим выставки по всему миру. Издаем книги о художниках на иностранных языках.

- Главный шедевр коллекции?

- Вы о картине или скульптуре?

- Сначала о картине.

- "Опять двойка" Федора Решетникова.

- Помним-помним. Писали по ней сочинение в школе. Но картина полвека в Третьяковке.

- Правильно. Это авторская копия. Другая, более ранняя, - у нас. Ее вдова художника продала в Америку.

- Частному коллекционеру?

- Да. Там долго пролежала, пока случайно картину не увидел мой агент. В 2012 году купили, направили на экспертизу в Лондон. И выяснилось - она написана месяца на два раньше, чем та, что хранится в Третьяковке!

- Как узнали?

- Благодаря изображенному на заднем плане эскизу другой работы Решетникова - "Прибыл на каникулы". Она и в картине из Третьяковки - но уже завершенная.

- Американец, который продал "Опять двойку", не подозревал, какое у него сокровище?

- Конечно, нет! Потом чуть с ума не сошел. Еще любопытная история связана с картиной Владимира Серова "Ленин провозглашает Советскую власть". Первую работу, где за спиной Ленина - Сталин, Дзержинский и Свердлов, подарили Мао Цзэдуну. Когда к власти пришел Хрущев, он попросил написать новую версию, без Сталина. Эта картина находилась в музее города Жуковского. Ну а третий вариант - до сих пор в Третьяковке. В 90-е музей в Жуковском закрылся. Туда пригласили ведущих мировых коллекционеров, предложили что-то купить. Так картина Серова оказалась за рубежом.

- В Штатах?

- В Голландии. Годы спустя владелец расчищал свою коллекцию. Фигура известная, специализируется по старым мастерам. Полотно с Лениным и большевиками не представляло для него интереса. Более того, он вообще не понимал его реальную стоимость. Позвонил моему агенту: "Твой клиент покупает работы советских художников. Есть тут одна, мне не нужна…" Назвал цену.

- Смешную?

- В сотни раз ниже рыночной. А я еще поторговался. Думаю - если он совсем не попадает, вдруг двинется вниз?

- Угадали?

- Да, скинул немножко. Но такое везение - огромная редкость.

- Где сейчас эти полотна?

- "Опять двойка" была в Лондоне на выставке, посвященной 70-летию Победы. Впереди новая - тоже за границей. "Ленин" ждет своей выставки.

- А что уплыло из рук - и жалеете?

- Картина Александра Самохвалова. К подобным ситуациям отношусь спокойно. Нет - так нет. Зато в сентябре фонд объявит о крупнейшей сделке в области искусства. Обсуждать ее будет весь мир. Поверьте, не преувеличиваю. Но пока не имею права раскрывать детали.

- Жаль. Тогда давайте про скульптуру.

- Из коллекции фонда особняком стоит полутораметровый гипсовый макет "Рабочий и колхозница". Тот самый, который показывали Сталину. В Лондоне агент нашел. Продавала внучка Веры Мухиной.

- Всё покупаете на аукционах?

- В основном у частных коллекционеров. Когда проводят аукционы, сам в зале не сижу. Через агента по телефону иногда торгуюсь.

- Просыпался в такие минуты в вас демон азарта?

- Бывает, перехлестывают эмоции, заигрываешься. Но спонтанно ничего не покупаю. Если какая-то работа очень понравилась и готов приобрести, стараюсь не упустить.

- Где был первый аукцион?

- В Америке. Там находился мой представитель, я - в Москве. Здесь уже наступила ночь. Чтоб не созваниваться каждую минуту, сразу обозначил ему ценовой коридор. Интересовал меня "Портрет гравера Уоттса" Николая Фешина. Максимальная сумма, которую мог заплатить, - 1 миллион 150 тысяч долларов.

- Понимали, что с таким коридором Фешин будет ваш?

- Нет. Честно говоря, в рынке картин я тогда не разбирался. Интуиция подсказала, что это хорошая инвестиция. На торгах за "Гравера" была битва. Закрыл сделку представитель на сумме 1 миллион 50 тысяч.

- Когда цена на картину поразила даже вас?

- Автора называть некорректно, но есть картина, которую я бы бесплатно на кухне не повесил! А ее продали за 60 миллионов долларов. Безумие.

- Ваш любимый художник - Виктор Попков?

- Любимый - тот, чья выставка сейчас проходит. Шел Фешин - любимым был он. А на выставке Попкова я о других художниках уже не вспоминал.

- О нем говорят - "Достоевский русской живописи".

- Попков - гений. В его работах - невероятная энергетика. Глубина. Взять "Шинель отца", которая в Третьяковке. Отец Попкова не вернулся с фронта, дома осталась шинель. Сам он был еще мальчишкой, надевал ее, ловил запах родного человека. Эти эмоции легли в основу создания картины. Стоишь возле нее, всматриваешься - пробирает до мурашек.

- Погиб Попков нелепо.

- 1974 год. В Москве с подвыпившими друзьями-художниками пытался поймать такси. А по городу прокатилась волна нападений на инкассаторские "Волги". Попков перепутал такую машину с такси, близко подошел. Там сидел нетрезвый инкассатор, который принял эту компанию за бандитов, и открыл огонь. Вот так в 42 года потеряли гениального живописца.

- С подделками сталкиваетесь?

- Нет, я же любую работу сначала отсылаю на экспертизу в Лондон, где изучают все - от пыли до структуры мазка. Однажды решил купить картину Игоря Грабаря. Проверили - не Грабарь. Эксперты предполагают, что автор - один из его лучших учеников. Он не подписался. Подделал подпись Грабаря позже кто-то другой. Работа изумительная, не отличишь от оригинала. Скорее всего, нарисовать копию попросили родственники знаменитого художника. Потом, когда делили наследство, кому-то досталась.

- Вас назвали в честь деда-фронтовика. О войне рассказывал?

- Я никогда его не видел. Жил в Днепропетровске, он - в Казахстане. Там и умер, когда я был маленький. Наград у деда много - орден Отечественной войны II степени, два ордена Славы, медаль "За отвагу". Хотя таких медалей должно было быть две, но второй лишился из-за бюрократической ошибки.

- То есть?

- Он был наводчиком минометной роты. В сентябре 1943-го за уничтожение фашистского склада боеприпасов представили к награде, приказ подписал командир полка. Но до штаба армии бумага дошла в декабре. К тому моменту дед снова отличился в боях, и появился второй приказ о награждении медалью "За отвагу". Он обогнал первый, фактически его подменив. В штабе не разбирались, решили, что речь об одном и том же подвиге. А значит, и медаль одна. Недавно об этой истории узнала моя сестра. Собрала документы и обратилась в министерство обороны, пытаясь восстановить справедливость.

- Вас наверняка трудно удивить подарками. И все же - самый необычный, который получили?

- Были грандиозные подарки, но я извинялся и объяснял, что не могу их принять.

- Почему?

- Слишком дорогие. Подробности опустим.

- Вы делали подарки, которые не принимали?

- Один раз - на день рождения товарищу.

- Что?

- Не важно.

- Скажите хотя бы, куда потом дели эту вещь?

- Вручил другому человеку. Тот не отказался.

- Вы много путешествуете. Маленький городок, который произвел особенное впечатление?

- Сен-Жан-Кап-Ферра. Чудесное местечко на юге Франции, куда хочется возвращаться снова и снова.

- Прикупили что-нибудь в тех краях?

- Квартиру. По московским меркам - скромную. К сожалению, нет возможности бывать там почаще.

- Михаил Прохоров уверяет, что ни разу в жизни не отправил эсэмэску или мейл. Вы его понимаете?

- Еще бы! Компьютер - не моя фишка. У меня есть быстрый доступ к информации. Если приходит что-то важное по электронной почте, читаю. Но заводить аккаунты в соцсетях не умею и не хочу. Других дел полно.

- Транспортных?

- Шахматных. Бизнес состоялся, я теперь акционер, оперативное управление - у менеджмента компаний. А вот в РШФ у нас амбициозные планы. Надо возрождать шахматную славу страны, брать медали, учить детей. Страна большая - задач хватает.

http://ruchess.ru/news/all/andrei_filatov_interview_sport_express/

 

Комитет по физической культуре, спорту и делам молодежи НАГРАЖДАЕТ Почетной грамотой Сурова Евгения Анатольевича

Владимир Сметана, помощник члена Совета Федерации РФ:

По поручению Председателя Комитета Игоря Александровича Ананских, Комитет по физической культуре, спорту и делам молодежи НАГРАЖДАЕТ Почетной грамотой Сурова Евгения Анатольевича, главного редактора информационно-аналитического портала о шахматах Chess-News за популяризацию шахматного спорта в Российской Федерации.

Состав комитета (подписались все члены):  

http://chess-news.ru/node/17697

Путин спросил, может ли такой вид спорта, как шахматы, попасть в "Студзачет"

"Студзачет" проводит Ассоциация студенческих спортивных клубов России, учрежденная в июне 2013 года. Президент поинтересовался, как участвуют администрации вузов в поддержке студенческих клубов. По словам организаторов, руководители некоторых вузов лично связываются с АССК и предлагают свою помощь.

Президенту также рассказали, что за успешную сдачу нормативов студенты получают значки двух категорий — золотые и серебряные. Для получения такого значка нужно успешно сдать как минимум пять дисциплин.

Сегодня на стадионе "Парус" около 200 студентов сдавали бег на 100 метров, прыжки в длину в места, толкание ядра, поднятие гири, а также подтягивание (юноши) и отжимания (девушки). 

Владимир Путин расспросил учащихся об их спортивной жизни. Одна из студенток, Дарья, рассказала главе государства, что давно занимается шахматами и в десятилетнем возрасте даже заняла второе место на чемпионате России по этому виду спорта. Путин спросил, может ли такой вид спорта, как шахматы, попасть в "Студзачет". Организаторы ответили, что программа постоянно меняется, поэтому никаких препятствий для шахмат нет.

Президент также считает, что вузам нужно активнее включать инвалидов в процесс занятий физкультурой и спортом: у них для этого возможностей больше, чем в школах. Тем более что затраты - минимальны. "Сделать какой-то подъем, чтобы колясочники могли подняться, положить несколько досок - это же элементарные вещи, об этом только надо подумать, озаботиться этим и сделать", - пояснил Путин. "Если ваша Ассоциация поставит этот вид работы, направление деятельности, в качестве одного из основных, это будет чрезвычайно важная задача, которую вы могли бы решить, а за вами, уверен, потянутся и административные структуры, которые просто не смогут уклониться", - убежден он.

Основными факторами развития становятся интеллектуальные ресурсы, а они немыслимы без нормального физического состояния, считает глава государства. "Поэтому то, чем вы занимаетесь, это не какая-то второстепенная "развлекушка", а чрезвычайно важная, общегосударственная задача", - подчеркнул он. "И я надеюсь, что так это воспринимают руководители соответствующих высших учебных заведений. Знаю, что к этому точно таким же образом относятся руководители соответствующих министерств и ведомств в Москве. И рассчитываю, что по всей стране, где вы будете активно работать, вы будете встречать поддержку на всех уровнях", - заметил президент.

Студенты интересовались перспективами внедрения норм ГТО. "Самое главное, чтобы это не было обязаловкой, чтобы людям захотелось, чтобы они пришли к пониманию того, что это важно для каждого конкретного человека, его здоровья, для его будущего, в том числе успешного профессионального будущего, - прокомментировал Путин. - Чтобы это стало модным трендом для молодых и вообще для людей всех возрастов".

И это одна из ваших задач - чтобы всем захотелось заниматься спортом, обратился к ребятам президент. Люди должны понять, что это "интересно, приятно и полезно". При этом глава государства предупредил: "Все, что вы делаете, не должно идти в ущерб учебе".

По информации "Российской газеты"

Владимир Крамник: "Камбэки даются всё труднее"

Е.СУРОВ: Владимир Крамник в Москве, на открытии Мемориала Петросяна. Приветствую вас! И, наверное, первый вопрос будет логичный: кто для вас был Тигран Петросян? Был ли он вашим шахматным учителем? И вообще, ваши впечатления о нем как о шахматисте.

В.КРАМНИК: Он – один из чемпионов мира, а я изучал партии всех чемпионов мира. Правда, сегодня я подумал о том, что он – единственный чемпион мира, начиная с Ботвинника, которого я лично не знал, не встречался с ним лично. Потому что в школе Ботвинника я учился и Ботвинника хорошо знал – в детском возрасте, конечно. С Василием Васильевичем Смысловым мы, безусловно, общались, я и дома у него был. С Михаилом Нехемьевичем Талем я почти не знаком, но мы с ним сыграли в одном турнире, где я даже  его опередил – это было в 1991 году. Конечно, тогда он уже был не тот Таль. Но мы успели с ним сыграть даже одну партию в блиц и одну – в быстрые шахматы. Так что я его запомнил. Ну и, разумеется, Борис Васильевич Спасский – я с ним общался и дома у него был. И, конечно, Анатолий Евгеньевич [Карпов], и Гарри Кимович [Каспаров] – ясно, что я их хорошо знаю. И вот как-то так получилось, что Тигран Петросян – единственный чемпион мира, которого я никогда не видел, никогда не встречал.

 

Тем не менее, я тут подумал, что в моей победе над Каспаровым он сыграл, может быть, самую большую роль, потому что если задуматься, то стратегия, которую я выбрал на матч с Каспаровым, была, по большому счету, стратегией Петросяна. Это игра от обороны, с очень вязкой, плотной обороной, с позиционным давлением белыми. И я тогда  не проиграл ни одной партии, что тоже очень типично для Петросяна. Так что, можно сказать, что этот матч, да и вообще какой-то период времени, лет пять, с конца 1990-х до начала 2000-х я, наверное, играл в стиле Петросяна. Потом я стиль поменял. И до этого у меня был другой стиль, и сейчас другой. Но в тот момент, когда я завоевал звание чемпиона мира, из всех мне, пожалуй, был ближе по стилю Тигран Петросян. И этим он для меня очень значим.

 

Е.СУРОВ: Значит ли это, что для завоевания титула для вас конкретно или вообще стратегия Петросяна может оказаться наилучшей?

 

В.КРАМНИК: Вы знаете, это зависит от соперника и от тебя лично. Если ты привык атаковать, а тут начнешь защищаться, и тебе неприятно и скучно, то ничего хорошего из этого не будет. Это у меня просто такой вкус к игре от обороны, или, я бы сказал, что это, скорее, профилактика. Мне это, наверное, привил Сергей Долматов – мы с ним работали в середине девяностых довольно много. У него тоже такой, довольно оборонительный, профилактический стиль игры. И вот это же – в партиях Петросяна. Я просто почувствовал вкус к этому. Потому что, скажем, в начале девяностых у меня еще совсем не было такой игры, когда я вошел в элиту. А потом, когда почувствовал вкус, почувствовал, что в ней тоже есть интерес и какая-то своя красота, и поиграл какое-то время в этом стиле. Потом поменял, оно как-то само натурально поменялось.

 

Но, тем не менее, этот «петросяновский» период был для меня самым памятным, потому что именно тогда я завоевал титул чемпиона мира.

 

Е.СУРОВ: А сейчас все поменялось настолько, что я вспомнил даже свежую фразу Дмитрия Андрейкина, который вас выделил в числе двух игроков современности, которые отказываются от ничьих, играют на победу в любой позиции, даже, по его словам, необоснованно. Чего о Петросяне не скажешь.

 

В.КРАМНИК: Может быть, это связано с тем, что… Помните, как было в детском четверостишье: «Дедушка старый, ему все равно» - это когда он бросил гранату в окно местного райкома… Хотя не знаю, мне хочется получать удовольствие от шахмат, я пытаюсь играть с интересом. Как-то у меня поменялась философия, я стал меньше заботиться о результате – что, конечно, сразу же на результате и сказывается. Но больше пытаюсь играть каждую отдельную партию так, что если есть возможность продолжить игру, и позиция достаточно интересная, то я стараюсь это делать. Так что пытаюсь получать какое-то удовольствие от игры на старости лет. Потому что если вы – чемпион мира или боретесь в турнире претендентов, или отстаиваете звание чемпиона мира, то понятно, что результат, как ни крути, имеет главенствующее значение. А в данный момент времени я не играю матч на первенство мира, я все-таки пытаюсь какое-то творчество показать, просто жить шахматами, как-то играть на полную катушку. Это как-то жизнь поменялась, я сейчас немножко по-другому воспринимаю шахматы. Наверное, это идет в ущерб результату.

 

Е.СУРОВ: Неужели в турнире претендентов это тоже сказывалось?

 

В.КРАМНИК: Немножко да. Потому что когда ты начинаешь так играть, то потом трудно перестроиться. Я же в том турнире тоже играл очень рискованно и остро. Особо не хотел этого, но у меня не всегда получается перестроиться – играя очень жестко, потом играть классически и осторожно. Но опять же, пока у меня нет каких-то перспектив, я играю обычные турниры – этот в Москве, потом в Катаре опен, потом в Лондоне. Это просто обычные хорошие турниры, я хочу в них просто играть, показывать интересные шахматы, это основная задача. Так что не знаю… Может быть, я буду стараться в этом турнире играть по-другому, более построже, как получится. Вы знаете, я иногда даю себе такой зарок перед турниром, но не могу… У меня в Ставангере было что-то безумное! Перед турниром были какие-то дела, потом я еще и заболел прилично, кашлял, был весь в простуде. Приехал на турнир – елки, что же делать-то?! Такой мощнейший турнир, а я весь простуженный, совсем никакой, с температурой. И думаю: все! Буду играть очень крепко, надежно, в классические шахматы. И вдруг у меня +2 после пяти туров! То есть я играл очень надежно, крепко, вдруг начал выигрывать, у меня все получается, все отлично! И в какой-то момент «Остапа понесло», я думаю: надо уж тогда попробовать выиграть турнир, раз все пошло. И пошел с Топаловым шашки наголо, с Грищуком! Ну, и закончил 0,5 из 4. Поэтому я говорю, что иногда я хочу, но не получается. Надеюсь, что хоть один раз я захочу – и все получится, все срастется. Чтобы просто посмотреть, что из этого выйдет. Может быть, здесь – не знаю, завтра перед партией решу.

 

Е.СУРОВ: Опять же, можно вспомнить стратегию Петросяна, который говорил, что после любого результата – 1 или 0 – нужно сделать ничью на следующий день. Неважно, выиграл ты или проиграл.

 

В.КРАМНИК: Дело в том, что сейчас шахматы уже другие. Сейчас нет таких турниров, чтобы через партию ты «расписал» или быстро ничью предложил. И опять же, если есть еще какие-то амбиции, желание бороться за первое место... А турниры сейчас не по 19 туров, где можно спокойненько сделать 5-6 ничьх и продолжать играть. Сейчас уже каждая ничья – особенно в коротких турнирах – тебя отдаляет от первого места. Поэтому такая стратегия, особенно в коротких турнирах, не думаю, что она правильная. Но дело даже не в результате, а в постановке игры. Если пытаться лезть в какие-то ненужные авантюры, пытаться слишком много рисковать – что, к сожалению, у меня в последнее время очень часто бывало, то есть какой-то неоправданный риск, - то… Но я говорю, что часто такие вещи происходят вне твоего желания, что-то внутри, какой-то пионерский огонь начинает внутри тебя гореть, хочется пойти в какую-то агрессию, сам не понимаешь, почему. Хотя тебе самому это не нравится. Вот как у меня было с Топаловым в Ставангере. Иду в турнире «+2», шикарно, по дебюту вообще ни одной проблемы, ничью могу сделать, как угодно. Правда, и большего ничего нет. И вдруг что-то меня заклинило – нет, ну надо попробовать выиграть, какая-то жертва качества перед глазами… Ну не проходит, ерунда это, ерунда! И вот я сорок минут сижу, думаю: ну не проходит, зачем мне это нужно… А потом смотрю: уже сорок минут сижу! И думаю: да ладно! (смеется) Вот желательно, чтобы такого не было. Все-таки надо пытаться этого избегать

 

Е.СУРОВ: А нет такого, что вы сидите за доской и думаете: «да зачем мне это нужно?» Эта же фраза, но в другом смысле. «Зачем мне всё это нужно?»

 

В.КРАМНИК: В смысле, сама игра?

 

Е.СУРОВ: Да.

 

В.КРАМНИК: Нет, такого нет никогда.

 

Е.СУРОВ: Я имею в виду: сейчас, с возрастом, не возникают такие мысли?

 

В.КРАМНИК: Нет, конечно. Если они возникнут, я просто перестану играть. Но пока я играю осознанно. Во-первых, мне это по-прежнему интересно. Конечно, когда играешь лучше, то это интереснее, но все равно это интересно. Во-вторых, я все-таки довольно четко понимаю, что если такая мысль начнет закрадываться через партию, то я быстро закончу играть. Зачем мне это нужно? Для того, чтобы обеспечивать семью, мне шахматы не нужны, я думаю, что могу в других областях зарабатывать больше, скажем так, если уж очень захочу. Конечно, тоже придется работать, но думаю, что смогу. Поэтому я, конечно, играю не ради этого, а играю только потому, что мне это еще интересно.

 

Е.СУРОВ: А на рейтинг вы смотрите? На вас не давит то, что вы снизились в рейтинг-листе и уже не входите в десятку?

 

В.КРАМНИК: Нет, уже не давит. Знаете, когда ты уже до такой степени упал, то тебе неважно, 12-ый ты или 15-ый (смеется). Конечно, неприятно. У меня был какой-то совершенно невероятный турнир в Дортмунде, где я потерял почти 20 пунктов рейтинга. Но это дело наживное. К тому же я все-таки знаю свой уровень. У меня нет каких-то иллюзий, но я все-таки знаю, что мой уровень нормальной игры – это уж точно десятка. Поэтому я понимаю, что если войду в нормальное состояние, начну нормально играть в средние шахматы, то я, конечно, в десятку вернусь. Поэтому как раз это меня не так сильно тревожит. Конечно, этот спад, который был в последнее время, неприятен, тем более, что как-то так все сразу пошло, и такого плохого периода у меня не было очень давно. Хотя, на самом деле, в течение карьеры у меня были спады и очень серьезные. Это когда я заболел, потом взял полугодовой перерыв… У меня был рейтинг 2812 и упал до 2728 – почти сто пунктов потерял. Так что я к этому отношусь очень спокойно. Другое дело, что с годами понимаю, что все тяжелее устраивать все эти «камбэки». Но я думаю, что у меня пока еще есть потенциал для этого. Хотя, конечно, наступит момент, когда это падение пойдет только вниз. Но надеюсь, что сейчас это еще не тот момент. Мне кажется, что не тот. Хотя кто знает…

 

Е.СУРОВ: А вы не рискуете, участвуя в опен-турнире в Катаре?

 

В.КРАМНИК: А чем я рискую?

 

Е.СУРОВ: Тем же рейтингом, например.

 

В.КРАМНИК: Я об этом сильно не думаю. Можно ведь и наварить рейтинг, необязательно терять. Катар – это будет очень сильный опен, но, по сути, это та же олимпиада, первая доска олимпиады. Я вот сейчас играл на Олимпиаде, у меня была первая доска. И в Катаре турнир по составу будет примерно такой же. А там я нормально сыграл, при своих остался. Так что это же не совсем уж какой-то левый опен. Мне кажется, что там играют двадцать человек за 2700, шестьдесят – за 2600, так что очень приличный опен. Конечно, в первой паре туров будут соперники 2400-2500, но дальше уже пойдут 2650, 2700. Там ведь играют и Вашье-Лаграв, и Мамедъяров, и Бакро, и Карякин хотел играть, но у него не получилось. Нет, это сильный турнир.

 

Е.СУРОВ: То есть вы предполагаете, что это будет для вас как обычный круговик с участием тех, кого вы назвали?

 

В.КРАМНИК: Ну да. Но опять же, мне было просто интересно, когда я получил это приглашение. Во-первых, когда я его получил, еще не было никакого другого турнира. Соответственно, я просто боялся вообще всю осень просидеть дома. Ну, и плюс – что-то интересное. Вы же знаете, я все время играю в одних и тех же турнирах: Дортмунд, Москва, Лондон – всё по программе. Просто как-то разнообразить надо, чуть оживить что-то. Катар – это же интересно. Погода там хорошая – я перед тем, как принять приглашение, проверил среднюю температуру там в конце ноября. Мне показалось, что хорошо, 27 градусов, и я посчитал: о, то, что надо! Да и страна новая. Я единственный раз был в этом регионе, когда играл матч в Бахрейне, но это было уже очень давно, в 2002 году, кажется. Что-то новенькое, почему бы не сыграть хороший опен, не попробовать? Я к этому нормально отношусь.

 

Е.СУРОВ: Можно спросить: а в Казани вы проверяли температуру в ноябре?

 

В.КРАМНИК: Проблема с Казанью в том, что это уже было позже. Я уже подписал контракт с Катаром и с Лондоном, поэтому в Казань у меня уже, по сути, не было возможности поехать. Но если бы возможность была, я бы сыграл в Казани. Конечно, с температурой там похуже. Но пока еще одна из вещей, которая мне не удавалась, - это выиграть чемпионат России. И я бы хотел совсем уже перед пенсией как-нибудь попробовать это сделать. Но в этот раз просто не получилось по срокам, к сожалению.

 

Е.СУРОВ: Я слышал, что у вас произошли некоторые перемены в личной жизни? Я имею в виду, что вы переехали и живете теперь не там, где жили.

 

В.КРАМНИК: Да, мы не так давно перебрались в Женеву всей семьей. Уже давно хотели это сделать, просто у меня несколько лет не было на это времени. Потому что это требует все-таки… Вот сейчас у меня было свободных два с половиной месяца, наконец появилось какое-то время. Начали переезд мы чуть пораньше, но вот сейчас переехали и очень довольны. Нам просто нравится страна Швейцария, мы давно хотели вести чуть-чуть провинциальный образ жизни, особенно с двумя детьми. До этого мы жили в самом центре Парижа, а это такой мегаполис – не Москва, конечно, но все-таки. И для семейной жизни, тем более, когда родился второй ребенок, мы начали подумывать о том, что надо бы нам обосноваться где-то с чуть лучшей экологией, в чуть более спокойном месте. И мы как-то выбрали место в Швейцарии. Приехали, и пока нам нравится, все очень довольны. Но это не имеет принципиального значения.

 

Е.СУРОВ: Понятно. Выбираете, где комфортнее душе.

 

В.КРАМНИК: Не только это, но еще и язык важен. Это же французская часть, поэтому французский язык – это самое главное. Мне все равно, где жить, по большому счету. Но с точки зрения семьи – я-то много езжу, а семья живет на месте, - им важен французский язык. Соответственно, это могла быть либо какая-то другая часть Франции – но французская провинция все-таки уж очень тоскливая. По крайней мере, мне так показалось. А здесь все-таки некий микст между приятной провинциальностью и международным городом. Здесь много людей самых разных национальностей, все говорят по-английски, плюс у меня здесь есть какие-то приятели, так что все вот так совпало. Поживем пока там, а потом посмотрим. Может, в Россию когда-нибудь переберемся. Надо же хотя бы подтягивать язык детей.

 

Е.СУРОВ: Вы уже, кстати, не раз говорили об этом в наших интервью.

 

В.КРАМНИК: Да-да, это возможно. Не сразу, не сейчас, но возможно. Потому что я все-таки хочу, чтобы дочка идеально говорила по-русски. Она сейчас подтягивает язык, но пока не идеально. Ну и сын, конечно. Он пока только начинает говорить, но все же. Ну, и не только из-за этого.

 

Е.СУРОВ: Еще непонятно, какой у сына будет основной язык?

 

В.КРАМНИК: Пока те несколько слов, которые он знает, все больше на русском. Ну, «папа, «мама» - это на всех языках. А так он говорит «дай» - очень важное слово!, –  говорит «идем». Ну, и пару каких-то слов по-французски. Пока это такой микст. Но посмотрим. Я не люблю так уж далеко заглядывать. Жизнь - она такая динамичная, все быстро меняется, посмотрим, что будет дальше. Пока мы в Швейцарии поживем пару лет точно, а потом будет видно.

 

Е.СУРОВ: Тогда последний вопрос. Вы упоминали о Тале, а у нас на сайте на днях выйдет очень большой материал о Тале от Генны Сосонко. Может быть, вы и о нем скажете несколько слов? Какие у вас воспоминания о нем, тем более, что вы с ним играли?

 

В.КРАМНИК: Какие у меня воспоминания… Честно говоря, тяжелые. Потому что когда я его впервые увидел – по-моему, это было в 1989 году, - тогда игрались турниры, я уж забыл, как они назывались – PCA, ПША… В общем, организация Бессела Кока. И один из них игрался в Москве. Я в него неожиданно отобрался, хотя мне было тогда всего 13 лет. Это был большой-большой опен, и вдруг его посетил Таль. Он не играл, а просто пришел. Я, конечно, был в шоке. Потому что я его видел только на фотографиях, а живьем он выглядел настолько больным, настолько худым, минимум лет на семьдесят. Я был шокирован, увидев его. Потом как-то попривык. Но в нем, тем не менее, была колоссальная энергия. Я помню, что в опен-турнире, где мы с ним играли в 1991 году – кстати, там играли и Рафаэл Ваганян, и Дреев, то есть тоже был хороший опен, - Таль был очень живой. При том, что выглядел он, конечно, не лучше, чем раньше, а уже очень неважно – я, честно говоря, понимал уже тогда, что ему недолго осталось жить, - но энергии в нем было море! Он любил со всеми анализировать партии, каждый вечер он был в баре – если я спускался выпить чашку кофе, то видел, что он там был всегда. И он был все тем же Талем. Я помню, что в выходной день мы сыграли блицтурнир и турнир по быстрым шахматам по 15 минут. Блицтурнир тогда выиграл Ваганян, насколько я помню, а мы с Талем поделили второе и третье места. Для меня тогда это был колоссальный успех. Мне было всего пятнадцать лет, я уже неплохо играл, но все равно. Тем более – в блиц. Но Таль играл тоже здорово. Я помню это очень хорошо, и даже позицию в нашей партии помню более или менее. Наша партия мне очень хорошо запомнилась, потому что в какой-то момент – идет блиц-игра, мы только разыграли дебют, - я вижу, что могу сделать ход, но там есть такой замаскированный удар в ответ и я теряю пешку. Но с другой стороны, это все равно блиц, и я думаю: да не найдет он! Конечно, Таль великий, но он так плохо выглядит, тем более, это блиц… И я пошел. Мгновенный ответ! Как только я сделал ход, он тут же нанес этот удар! Я потом спасся каким-то чудом, просто повезло. Но этот случай помню.

 

А в быстрые я даже смог выиграть. Даже помню начало той партии. То ли он меня недооценивал, то ли просто играл в свое удовольствие. 1.е4 с5 – я играл черными, 2. Nf3 Nc6 3.Nc3 e5 4.Bc4-d6 5.d3 Be7. И он пошел быстро 6.Ng5. Это известная некорректная жертва фигуры, я сыграл 6…Bхg5 7.Qh5 Be7 8.Qхf7+ Kd7 9.Qхg7, там развился Nf6... В итоге фигуру реализовал. Немножко компенсация есть, пару трюков надо выдержать, но все-таки фигура есть фигура. Но он просто по сути отдал партию. То ли он считал, что какой-то мальчик сидит, то ли просто играл в удовольствие. Вот эти партии я запомнил. Когда играешь с Талем, особенно в таком возрасте, запоминаешь очень хорошо, это трудно забыть. Ну, а так я смотрел его партии – конечно, он гений, что тут можно еще сказать? Совершенно гениальный, уникальный человек, он вот такой, другого быть не может, не было и не будет. Есть несколько таких фигур в шахматном мире, типа Фишера, - вот Таль такая личность, такая комета, которая промелькнула, и ее нельзя ни с чем сравнить. Могу о нем сказать одно: да, это гений в полном смысле. Есть всего несколько шахматистов, о которых можно с уверенностью сказать, что это гении, Таль – один из них.

 

Е.СУРОВ: А кто еще, кроме Таля?

 

В.КРАМНИК: Каспаров, конечно. Фишер, конечно. Капабланка, конечно. Может, кто-то еще. Не хочу никого обидеть, это я навскидку назвал. Но это все – точно гении. Остальные – может быть, тоже, но это уже надо думать.

 

Е.СУРОВ: Спасибо.

http://www.chess-news.ru/node/17157

Галицкий в академии "Краснодара" ввел обязательный урок шахмат

 

 

Роман Широков: "Капелло решил, 

что меня отговорили ехать в Бразилию"

Премьер-лига

15 ноября 2013 года. Дубай. Россия - Сербия - 1:1. Фабио КАПЕЛЛО и Роман ШИРОКОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

 

В воскресенье 33-летний капитан сборной России, полностью восстановившийся после травмы, скорее всего, проведет первый матч за "Спартак".

 

Широков подъехал на машине, словно собранной по спецзаказу под его образ, – утонченном "Мерседесе" цвета морской волны. Попросил у официанта фруктовый чай.

 

Вопросов к нему было бы много, даже если б предыдущее интервью делали месяц назад. А мы не встречались несколько лет.

 

Поглядывал на нас Роман, лукаво щурясь. В голосе преобладали интонации вкрадчивые.

 

* * *

 

– Уже три недели вы тренируетесь в общей группе. В плане здоровья – без неожиданностей?

 

– Да. Физически готов. Надеюсь, выйду в ближайшем туре.

 

– Что Якин говорит?

 

– Обсуждали варианты построения полузащиты. Спросил, где могу играть.

 

– Почувствовали его интерес к собственной персоне?

 

– По разговору – да.

 

 

Фото - Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

 

 

– Теоретические занятия у Якина отличаются от того, что уже было в вашей жизни?

 

– Все примерно то же самое. Нигде по четыре часа на теории не сидел. Максимум – сорок минут.

 

– Вы же рассказывали – Спаллетти держал по часу.

 

– Лишь в последние полгода, и это была не теория. Разбирали будущего соперника. Может, чужая игра ему нравилась…

 

– Больной ахилл о себе напоминает?

 

– Нет. Периодически тревожат места рядом с ахиллом. Во время операции резали нервные окончания, сосудики, суставы. Месяца два ногу не чувствовал. Врачи уверяют, это нормально. Буду больше двигаться – все восстановится.

 

– Вы проехали мимо чемпионата мира. Трагедия?

 

– Никакой трагедии! Огорчился, конечно. Но чем ближе был чемпионат мира, тем отчетливее понимал, что в Бразилию не попадаю. Травмировался 26 апреля. За месяц до того, как собралась команда. Приехал – а тренироваться не в состоянии. И уже на 80 процентов свыкся с мыслью, что не сыграю. Когда сообщили, что нужна операция, воспринял спокойнее.

 

 

Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

 

– Без нее нереально было обойтись?

 

– К сожалению. Врачи обнаружили два надрыва, которые не регенерируются. Только сшиваются. Хотя Капелло предлагал еще позаниматься с физиотерапевтом Марио Руджио. Но мне ходить было больно. Не брала даже двойная доза уколов. Зачем терять время?

 

– После Бразилии с Капелло виделись?

 

– Неоднократно. Спрашивал, как дела.

 

– Холодок ощутили?

 

– Капелло был зол, ведь Марио доложил: ахилл в порядке. Так и было в тот момент, когда он со мной работал. Но боль-то не утихала! Я ж не потому отказался от чемпионата мира, что не хотелось ехать!

 

 

Фабио КАПЕЛЛО и Роман ШИРОКОВ. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

 

– Это мы понимаем. Главное, чтоб понимал Капелло.

 

– Не просто так мне в Финляндии операцию делали! Если б ничего не обнаружили, отправили бы домой. А Капелло услышал, что ахилл целый, играть могу, но на чемпионат мира не еду. За два дня до вылета. Наверное, решил, что кто-то меня отговорил – из-за отсутствия контракта.

 

– Бывший врач "Рубина" недавно выступил с любопытными воспоминаниями. Насчет некроза тканей у одного футболиста. Имел в виду вас?

 

– Нет. Он рассказывал о 2011-м. Я последний раз с этим доктором пересекался в 2006-м.

 

– О ком же речь?

 

– Игрок сборной.

 

– Прочитали ваши прошлые интервью. Сделали вывод: не сыграли на чемпионате мира из-за врачей "Зенита".

 

– Да нет. Хотя убеждал их: если не справляетесь, направьте к тем, кто занимается исключительно ахиллами, а не общим лечением. Тогда все было бы иначе. Финляндия-то рядом, дорогу перейти.

 

– Что помешало?

 

– Сказали: "У нас большой опыт лечения подобных травм". Не доверять оснований не было. Как знали, так лечили.

 

 

Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

 

– Это была уверенность в своих силах?

 

– Аналогичная уверенность была, когда травмировал заднюю поверхность бедра. Тоже твердили про "большой опыт". Когда я не выздоровел через шесть недель – выяснилось, что таких травм с 2004-го по 2011-й в "Зените" было две.

 

– Вот это опыт.

 

– Один игрок лечился 40 дней, второй – то ли 58, то ли 62. Меня планировали поставить на ноги за 21.

 

– Вопросы у вас родились?

 

– Разумеется.

 

– Что вам ответили?

 

– Что наш доктор лет двадцать трудился в олимпийской сборной по легкой атлетике. Конечно, там много повреждений. Но сейчас-то технологии другие!

 

– Во всем виновата самонадеянность?

 

– Не скажу, что у "Зенита" скверные врачи. Отличные! Но вот со мной получилось так. Урок для людей. Теперь будут чаще направлять к узким специалистам.

 

– Если каждого посылать за границу, что докторам начальство скажет?

 

– В этом и проблема! Любая поездка футболиста за рубеж – подрыв авторитета местных врачей. Поэтому не отправляют.

 

 

Роман ШИРОКОВ и глава "Газпрома" Алексей МИЛЛЕР. Фото - ФК "Зенит"

 

– "Зенит" вашу операцию так и не оплатил?

 

– Пока – нет. Бумаги забрали. Сказали, "на рассмотрение". Правда, какое "рассмотрение", если я тогда являлся игроком "Зенита"?

 

– Сколько уже прошло?

 

– Три месяца. Может, у них совет директоров соберется, рассмотрит. Я ж не знаю, какая в "Зените" процедура.

 

– Сделать "кресты" в Германии стоит 12 тысяч евро. Цена вашей операции?

 

– Значительно меньше. Я рассчитался сам, денег не жалко. Спасибо Галицкому и его медперсоналу за то, что быстро восстановился. Помню, в четверг позвонил в клуб, в течение двух часов решили все с операцией. Назначили на понедельник. Руководитель медслужбы "Краснодара" сказала: "Сергей Николаевич никаких возражений не принимает, я лечу с тобой". Представляете, какое отношение?

 

– Впечатляет.

 

– Из "Зенита", например, даже не позвонили. А сотрудники "Краснодара" поехали со мной. Не могли оставить наедине с проблемой. Потом отекла нога, Галицкий случайно увидел фотографию. Написал мне: "Бросай свою Москву, приезжай. Будешь здесь лечиться".

 

Заключая контракт со "Спартаком", я специально обговорил момент – чтоб именно в Краснодаре позволили завершить курс реабилитации, раз уж полтора месяца делал это там. Переходить от врача к врачу неправильно.

 

 

Два экс-лидера "Зенита" Игорь ДЕНИСОВ и Роман ШИРОКОВ. Фото - Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

 

 

– "Спартак" отреагировал с пониманием?

 

– Да. За это огромное спасибо. Как и докторам "Краснодара", Галицкому.

 

– А вы с "Краснодаром" отказались подписывать контракт!

 

– Конечно, при таком отношении надо было оставаться. Но я уже нацелился домой. Два года мечтал вернуться. Галицкого сразу предупредил: "На первом месте для меня Москва".

 

* * *

 

– Если так мечтали о столице, не было шанса ускорить расставание с "Зенитом"?

 

– Год назад был – не отпустили. Не знаю почему.

 

– В "Динамо"?

 

– От "Динамо" даже намеков никогда не было в мою сторону. Звали в "Локомотив". Все это странно. Контракт с "Зенитом" истекал через год. Новый не предлагают – значит, я не нужен. Зачем держать? Могли бы хоть миллиона три заработать. А на освободившийся оклад нового игрока взять.

 

– В итоге "Зенит" не получил ничего?

 

– Абсолютно.

 

– Как-то объяснили?

 

– "К тому президенту тебя не отпустим!" У них свои взаимоотношения. Прежде были хорошие, к нам приходил Янбаев. Возможно, испортились потому, что "Локомотив" вернул его из аренды.

 

 

Роману ШИРОКОВУ и Роману ПАВЛЮЧЕНКО не суждено было вместе сыграть за "Локо".

Фото - Никиты УСПЕНСКОГО, "СЭ"

 

– Медаль-то вам из Питера прислали?

 

– Первую серебряную отдали в мае. Наверное, к следующему маю еще одну вернут.

 

– Кроме "Спартака" и "Краснодара" варианты летом были?

 

– "Зенит". Руководство хотело продлить контракт. Но главный тренер отказался. И какой мне смысл переподписывать?

 

– Почему Виллаш-Боаш не хотел?

 

– Я знать его не знаю, не разговаривали ни разу в жизни. Думаю, судил с чьих-то слов.

 

– А ЦСКА? Слуцкий сказал, что принял бы вас с радостью.

 

– По условиям не договорились. Да и особой конкретики не было.

 

 

Экс-армейцы Роман ШИРОКОВ и Павел МАМАЕВ вместе защищали цвета "Краснодара".

Фото - Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

 

 

– Сейчас потеряли в деньгах по сравнению с зарплатой в "Зените"?

 

– Нет. Все то же самое.

 

– Ситуация феноменальная: вы лучший футболист России. Платить за вас не надо. Но почему-то оказываетесь мало каким клубам интересны…

 

– Вот поэтому и неинтересен – трансфера нет, ничего не наварить. В 99 процентах случаев наш футбольный бизнес строится именно так.

 

– Но уж слишком яркий игрок, чтоб на него печальные правила распространялись.

 

– У меня была травма. А с марта по футбольным кругам пошли нелепые слухи о моем здоровье. Говорили, не ахилл болит, а колено. Не сегодня завтра выпаду на восемь месяцев.

 

 

Фото - Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ"

 

 

– Кому это было нужно?

 

– Людям, которые хотели своих игроков пристроить в другие клубы. Кто-то боялся со мной работать – считал, что я "скандальный". Но в "Краснодаре" почему-то обошлось без скандалов.

 

– Нам кажется, вы заиграете в любой команде. Сами знаете ту, в которую точно не вписались бы?

 

– На данный момент таких не вижу.

 

– В России?

 

– Да где угодно. Футбол везде одинаковый. У меня не та позиция, на которой надо бегать и мячи выгрызать.

 

– Вы смотрели матч ЦСКА с "Ромой"?

 

– Нет.

 

– Тогда поверьте нам – это было мучительно. Абсолютно разная скорость у команд. Есть ответ – почему?

 

– Если итальянцев в Москве вынесут, я не удивлюсь. Между "Ромой" и ЦСКА разница не очень большая. Но иногда не клеится и кажется – та команда "с другой планеты", как Леонид Викторович высказывается.

 

– Бывало, что вы играли с кем-то – а соперник с другой планеты?

 

– Это мы с другой планеты были. Если посмотреть некоторые матчи "Зенита", подумаешь, что вообще в футбол играть не умеем. Практически весь выезд в Лиге чемпионов проваливали! Затем перекинулось на Лигу Европы. Дома показываем один футбол, в гостях – словно оковы.

 

– Какой матч с содроганием вспоминаете?

 

– С "Аустрией". Первый тайм выглядели неплохо, пропустили гол в концовке – и все, будто воздух из нас вышел. 1:4. С "Андерлехтом" было 0:1, но матч тоже отвратительный.

 

 

Фото - Кристина КОРОВНИКОВА, "СЭ"

 

 

* * *

 

– В курсе, что Спаллетти до сих пор у "Зенита" на зарплате – около 300 тысяч евро в месяц?

 

– Ну и молодец! Если "Зенит" платит – почему не получать?

 

– По словам Быстрова, Спаллетти перессорил всех, кого мог.

 

– Кто хотел – тот перессорился.

 

– Лучано менялся по-человечески – из-за денег, власти?

 

– Те, кто его давно знал, говорят – да. Но со мной он как вел себя нормально, так и продолжал. Разногласия возникали, однако к Спаллетти у меня никаких претензий.

 

 

Фото - Кристина КОРОВНИКОВА, "СЭ"

 

 

– В последний сезон вы чуть не оттаскали его за грудки.

 

– Да сроду такого не было! Где вы эту ерунду вытащили?

 

– Газеты писали.

 

– Пишут всякое. С израильского сбора я действительно уехал раньше.

 

– Началось с того, что вас заменили в перерыве?

 

– Да.

 

– Неужели настолько принципиальный момент?

 

– Не в этом дело! У нас три недели до официального матча – если я считаюсь основным игроком, нужно набирать форму. А как? Через игры. Мне надо было дать еще хотя бы минут двадцать – учитывая, что предыдущий сбор пропустил. Уверен, я был прав. На следующий день побеседовали со Спаллетти. Пришли к мнению – лучше на какое-то время расстаться.

 

– Вот вам слух номер два – кинули в Симутенкова бутылкой. Попали?

 

– Я никогда не кидал бутылкой в Симутенкова! Хотел бы посмотреть на человека, который что-то бросит в Игоря.

 

– Что такого? Кебе швырял в Бесчастных стул при всей команде…

 

– Да Симутенков спокойный, адекватный. Никому плохого не делает.

 

– Только грустный какой-то.

 

– Он не грустный. Просто так выглядит.

 

– С Семаком дороги разошлись?

 

– Почему? На тренировке он сохраняет дистанцию. Вне поля со всеми держится, как прежде.

 

 

Роман ШИРОКОВ, Александр КЕРЖАКОВ и Сергей СЕМАК. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

 

– Как вам его нынешний облик?

 

– Ха! Сомнительно. Но Сереге нравится. Недавно спрашиваю: "Когда побреешься?" – "А я укорачиваю. Не заметно?"

 

– Спаллетти хороший человек?

 

– Я считаю – да.

 

– Кержаков назвал его двуличным.

 

– С кем-то он был таким, с кем-то нет…

 

– Чему футбольному Лучано вас научил? Чего вы не умели до него, не знали?

 

– Я все умел и знал до него. Ничему он меня не научил. Но Спаллетти дал возможность раскрыться. Ставил меня, вместе выигрывали трофеи. За это ему и благодарен.

 

– Тем более что у позднего Адвоката вы сидели на лавочке.

 

– Дик делал ставку на определенных людей – и очень редко их менял. В центре играли Зырянов, Денисов, Тимощук. Толик собрался уходить – купили Семшова. Если за футболиста заплачены серьезные деньги – должен отрабатывать. Семшов играл, пока не пришел Давыдов, который не видел его в составе.

 

 

Дик АДВОКАТ и Роман ШИРОКОВ. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

 

– Со стороны кажется, обстановка в "Зените" последнее время при Спаллетти была чудовищная.

 

– Да нормальная. Но два года мы осенью проваливались. Как октябрь-ноябрь – спад.

 

– Отложился только прошлогодний.

 

– Это потому, что в первый раз мы рухнули лишь по игре – но не по результату. Пять матчей подряд выиграли, из них три на 94-й минуте. Ужасную игру на фоне этого мало кто заметил.

 

А в прошлом сезоне матчей семь не могли победить. Ни дома, ни в гостях. Ни в России, ни в Лиге чемпионов. При таких "достижениях" обстановка в любой команде ухудшится.

 

– Вы спад ощущали по собственному состоянию?

 

– Да! Какие-то заторможенные движения. У многих такое было – хочешь сделать одно, а выходит другое.

 

– Причина?

 

– Перегруз. Основные футболисты играли без отдыха. Особенно сборники.

 

– Как с этим бороться? Держать два состава?

 

– Футболисты – такие люди… Если меняют – недовольны. Даже когда понимают, что не в форме и требуется отдых. Все равно скажут, что в порядке и будут играть!

 

– К весне 2014-го коллектива у "Зенита" не было?

 

– По большому счету – да. Но за пределами поля он и не нужен. В топ-клубе никто не будет дружить, все хотят быть первыми. На поле, казалось, у "Зенита" коллектив есть – но едва малейшие проблемы, тут же каждый тянул одеяло на себя. Если б не это – снова выигрывали бы, забивая на последних минутах.

 

– Эгоизм Халка удручает...

 

– По тому, как он тренируется, вопросов нет. Единственное пожелание – чаще играть на команду. Втолковывали: в сложный момент не накручивай троих. Отыграйся через пас, тебе вернут в свободную зону. Убежишь, забьешь. Никто же не против, чтоб Халк забивал. А вернут ему всегда!

 

 

ХАЛК и Роман ШИРОКОВ. Фото - ФК "Зенит"

 

 

– Не верил?

 

– Как запара – кидается в обводку на троих. В Португалии, может, у него и проходило. Но в России-то против Халка играют с подстраховкой.

 

* * *

 

– Про кого-то за эти годы думали: "Как в "Зените" мог очутиться такой футболист?"

 

– Разве что про сербскую молодежь.

 

– Родич?

 

– Еще нападающий, Джорджевич. Оба никогда не соответствовали и не будут соответствовать уровню "Зенита".

 

– А Розина, Риксен, Мейра, которого в Питере прозвали "королем барных стоек"?

 

– По игровым качествам к ним претензий не было.

 

– И к Риксену?

 

– Это фантастическая личность! Никогда не филонил на тренировке. В любом состоянии выкладывался на 250 процентов. Парень открытый, позитивный. Мы общались, часто в ресторанах встречались.

 

– Читали его мемуары?

 

– Нет.

 

– Но знаете, что там написано?

 

– Про Шаву-то? Когда мы вместе играли в "Зените", ни разу не видел, чтоб Аршавин пьяным приезжал на тренировку. Я вообще давно не замечал, чтоб мой партнер был на поле с "выхлопом".

 

 

Роман ШИРОКОВ и Андрей АРШАВИН. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

 

– Себя Риксен тоже не пощадил.

 

– Выпивал. Как и все.

 

– Он еще про кокаин рассказал.

 

– При команде Фернандо ничего не нюхал. О наркотиках я и не догадывался.

 

– Было бы вам 38 – согласились бы на роль Зырянова?

 

– Честно говоря, не одобряю, что Костя делает. Заглянул на матч "Спартак-2" – "Зенит-2" и убедился: не стоит ему там играть. Пусть лучше тренирует. При этом мне непонятна позиция руководства. Уж Костю-то могли бы оставить, "Зениту" он принес бы еще много-много пользы.

 

– Как игрок?

 

– Конечно. Костя стабилен, блестяще выходит на замену. Помните Карбони в "Валенсии", левого защитника? Закончил в 42! Свои 15-20 матчей за сезон проводил всегда. С ним каждый год подписывали новый контракт, потому что знали: если у кого-то травма или дисквалификация, Карбони не подведет. Костя такой же.

 

– Что не монтируется в Зырянове и "Зените-2"?

 

– Всё! Он значительно сильнее! По футбольному интеллекту близко никого нет. Плюс "физики" хватает на солидный объем.

 

 

Константин ЗЫРЯНОВ и Роман ШИРОКОВ. Фото - Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

 

 

– У кого из питерской молодежи светлое будущее?

 

– На общем фоне выделяется Могилевец. Игрой, характером. Бывало, подтянут ребят из дубля, две-три недели ударно тренируются – и пропадают. То ли звездняк, то ли другие причины. Единственный, кто прогрессировал постоянно, – Пашка. Я был в шоке, узнав, что его хотят продать "Рубину". Одному из руководителей "Зенита" сразу сказал, что это колоссальная ошибка. К счастью, хватило ума ограничиться арендой.

 

– За последние годы – самый талантливый футболист, с которым сталкивались на поле?

 

– Против Месси играть не доводилось. Значит, Криштиану Роналду.

 

 

КРИШТИАНУ РОНАЛДУ и Роман ШИРОКОВ. Фото - Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

 

 

– Ещенко, который опекал его в том матче, пожал плечами: "Криштиану? Да ничего особенного…"

 

– За сборную он тогда не феерил. Зато сейчас в шести матчах за "Реал" наколотил 13 голов!

 

– Почему вы назвали Крооса лучшим игроком ЧМ-2014?

 

– Вся игра сборной Германии строилась вокруг него. Потрясающий чемпионат провел и Швайнштайгер. Бойцовские качества сумасшедшие! Но по мысли, открываниям, тонким передачам Кроос для меня – вне конкуренции.

 

– В Роббене раздражает нацеленность на симуляцию?

 

– Да нет в нем этого! Роббен идет на фол, вынуждая защитника нарушить правила. Что плохого? Игра такая – кто кого перехитрит. Если тебя сбивают в штрафной – падай. Зарабатывай пенальти. Зачем пытаться устоять на ногах, бежать дальше?

 

* * *

 

– От Риксена мы узнали, что за победу над московскими клубами у игроков "Зенита" премиальные были 10 тысяч евро.

 

– Если матч ключевой – повышали. Самые мои памятные премиальные – за Кубок России в 2010 году. Когда обыграли "Сибирь" в финале.

 

– Кстати, это же вы отломили кусочек от кубка?

 

– Не я! Мне кубок передавали – и набалдашник сверху отвалился. Мы пригляделись – был приклеен, кто-то до нас постарался. Хоть на голову никому не шлепнулся во время празднования, он тяжелый.

 

– Расклад в премиях перед кубковым матчем в красках описывал Сенников: "У "Локомотива" – 5 тысяч, у "Зенита" – 70".

 

– И что? Это не давало им играть? Обида глушила?

 

– Так бывали у вас за матч премиальные в 70 тысяч евро?

 

– Возможно – за выигранный Кубок УЕФА. Вообще-то в "Зените" такие же премиальные, как у всех. Но иногда случаются повышенные. Узнавали об этом после игры. Вот победили "Спартак" 5:0 – нам приподняли. Нерядовой матч, нерядовая победа.

 

 

Роман ШИРОКОВ с Кубком УЕФА и партнерами. Фото - ФК "Зенит"

 

 

– При Адвокате в "Зените" ввели традицию: запасным платят столько же, сколько выходившим на поле.

 

– Сейчас отменили, и правильно. Ты сломался, три матча пропустил. А человек как сидел, так и сидит, но деньги получает. Футболист должен стремиться играть!

 

– Сколько сегодня полагается запасным?

 

– 50 процентов.

 

– Но в сборной действует "система Адвоката"?

 

– Там это еще оправданно.

 

– В "Зенит" вы перешли из "Химок". Контракт заключили на четыре года?

 

– Кажется, да.

 

 

Роман ШИРОКОВ в форме "Химок". Фото - Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ"

 

– Все это время продолжали играть на тех скромных условиях?

 

– Первый сезон я играл, второй – нет. Третий вышел хороший. Оставался год контракта, начали переговоры. Длились они шесть месяцев. Три с половиной года сумма не менялась.

 

– Задевало?

 

– Да. По моим представлениям, если футболист нужен, так долго переговоры не ведут. Или у "Зенита" сомнения были?

 

– По зарплате вы не попадали даже в 50 лучших игроков России?

 

– Я не попадал в сотню! А то и в двести. До конца 2010-го это спокойно воспринималось. Но в 2011-м было обидно.

 

– Большие руководители что-то объясняли?

 

– Когда на эту тему заговорил с большими руководителями, новый контракт был подписан через две недели.

 

– С кем поговорили?

 

– С Дюковым. Вероятно, господин Митрофанов не имел полномочий принимать такие решения единолично. Поэтому все тянулось.

 

 

Фото - Кристина КОРОВНИКОВА, "СЭ"

 

– Панов предположил, что после того, как фанатов вы назвали дебилами, могут и "отоварить". Было страшно?

 

– Нет. В итоге я оказался прав. Сегодня в их адрес и не такие слова отпускают. А проблему можно было решить уже тогда.

 

– Клуб предложил вам охрану?

 

– Я же не Быстров.

 

– В такой ситуации это было бы трезво.

 

– Наверное. Но не предлагали.

 

 

Роман ШИРОКОВ, Владимир БЫСТРОВ и Андрей АРШАВИН. Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ"

 

 

– Были, как у Быстрова, неприятные встречи с фанатами?

 

– Нет, в Питере люди замечательные. Есть уголок на трибунах, где ведут себя неадекватно. Но это крошечная часть.

 

– Какого приема ждете от спартаковских болельщиков?

 

– Думаю, все будет нормально. Летом клуб организовал встречу с лидерами фан-движения. Понимал, что могут быть настроены агрессивно. Но этого не почувствовал. Наоборот, все доброжелательно, с теплыми напутствиями. Некоторых ребят видел на похоронах Черенкова. Говорят: "Что хочешь делай – а с "Уралом" 19-го должен играть!"

 

– Часто замечаете на улице или в кафе, что вас украдкой фотографируют?

 

– Нет. Обычно смотрят так, будто зашел инопланетянин. Вот ехал в метро на прощание с Черенковым – за мной мужик, не отрываясь, наблюдал две остановки.

 

– Черенков для вас – человек особенный?

 

– Олицетворение спартаковского футбола – умный, интеллигентный. Когда открывали стадион, я очень надеялся, что Черенков сыграет в матче ветеранов. Но не случилось. Так мы и не познакомились.

 

 

Роман ШИРОКОВ на церемонии прощания с Федором Черенковым. Фото - Александра ФЕДОРОВА, "СЭ"

 

 

– Десятый номер нужно вывести из обращения?

 

– Нет. Играть в "Спартаке" под "десяткой" – мечта многих мальчишек. Да и Родионов говорит, что Федор был бы категорически против. Легендарных футболистов немало. Если номер каждого убирать, что будет лет через пятнадцать? Номеров с первого по одиннадцатый не останется. Но мы ж не в хоккее…

 

– Самая интересная ваша встреча с футболистом предыдущего поколения?

 

– Это хоккеист – Владимир Петров. Оказывается, мы соседи – тоже живет под Красногорском. Года полтора назад стою там в супермаркете, накладываю что-то в тележку, вдруг голос сзади: "Здравствуйте, Роман!" Оборачиваюсь: "О, какие люди!" В основном он про сборную спрашивал.

 

– Петрова сразу узнали?

 

– Конечно. За хоккеем слежу. В "Зените" играли несколько раз, пока руководство не запретило. Наряду с горными лыжами, сноубордом. Хотя, если выходишь на лед с друзьями, в экипировке, не используешь силовые приемы – риска никакого.

 

– Запрет на сноуборд для кого-то стал ударом?

 

– Возможно, для Губочана. Любил покататься.

 

* * *

 

– Агент ваш рассказал в интервью про один матч: "В перерыве тренер пришел в раздевалку и объявил, что нужно проиграть. Естественно, было возмущение среди игроков. У кого-то легкий испуг: раз сказали "надо", значит, надо. Кто-то снял майку: "Я играть не буду". Тут Широков подает голос: "Одевайся! Мы выйдем и вы...м их".

 

– И что?

 

– Догадываемся, речь о матче "Луч" – "Химки". Кто майку-то снял?

 

– Без его согласия не вправе называть фамилию. Парень до сих пор играет. А ребятам, когда руководители клуба раздевалку покинули, я сказал так: "Не кипятитесь. Давайте выйдем и немножко их огорчим".

 

 

Игрок "Рубина" Роман ШИРОКОВ (справа) в матче с "Лучом-Энергией". Фото - Владимир ТУНИК

 

 

– Счет был 0:0?

 

– Да. В начале второго я забил, на 75-й "Луч" сравнял. 1:1 закончили.

 

– Игроки "Луча" долго в себя приходили?

 

– Сомневаюсь, что они были посвящены в детали. Вот перед матчем второго круга приключился забавный эпизод. Человек из "Луча" мне говорит: "Сейчас уберем вас с пробега. Судья уже наш". Выходим – им пенальти ставят. Потом еще два гола забиваем. Грохнули "Луч" 3:0. Вот тогда, похоже, они верили, что все у них будет "красиво".

 

– Что во Владивостоке творилось после финального свистка?

 

– В раздевалку зашло руководство: "Молодцы! С ничьей!" Потом услышали, как один из начальников оправдывается по телефону: "Я им все сказал! Но не могу же вместо них на поле выйти!" По слухам, большие деньги люди потеряли. Многим игрокам "Химок" это аукнулось. Кого-то перевели в запас, кому-то что-то недодали…

 

На финише того же сезона перед выездом звонок: "Отдайте игру!" – "Исключено" – "Ладно, судьями убьем". Матч начинается – арбитр так свистками обложил, что со своей половины поля не можем выйти. До маразма – соперник нарушает, а свистит все равно в нашу сторону. Успокоился, когда нам три забили, причем два – из офсайда.

 

– В "Зените" и "Краснодаре", надо думать, такого не бывало?

 

– Слава богу!

 

– В арендном соглашении между этими клубами был пункт: если "Краснодар" пожелает, чтоб вы сыграли с "Зенитом", платите 5 миллионов евро?

 

– Да. Узнал об этом за два часа до закрытия трансферного окна, прочитав договор. Что-то менять было поздно. Если б в матче на кону стояли медали, думаю, "Краснодар" не смутила бы сумма.

 

– Что за тренер Кононов?

 

– Интеллигентный, вдумчивый. Мне кажется, уже созрел для большой команды, хотя "Краснодар" вряд ли его отпустит. Впрочем, такими темпами и с Кононовым скоро войдут в тройку.

 

 

Роман ШИРОКОВ и Олег КОНОНОВ. Фото - Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

 

 

– В раздевалке срывался на крик?

 

– Ни разу! Он умеет быть жестким. Но без крика. Чтоб доходчиво объяснить, не обязательно повышать голос.

 

– Правда, что познакомились вы в Белоруссии лет 15 назад?

 

– Формально – да. Но в памяти это у меня не отложилось. 2002 год, пригласили на смотрины в команду из Минска "Торпедо-МАЗ". Главным тренером был Францев, Кононов – ассистентом. Он только-только завершил карьеру игрока. Провел я там дня четыре, не подошел и уехал.

 

– Может, к лучшему.

 

– Понятное дело! После этого три дня был в "Химках", тоже не задержался. И отправился играть на первенство Истринского района. А с Кононовым годы спустя судьба свела вновь.

 

* * *

 

– Чему у "Краснодара" следует поучиться другим клубам?

 

– Медицинскому обеспечению. Там шикарный восстановительный комплекс. 90 процентов наших футбольных руководителей считают, что это вопрос не самый важный. Но при правильном подходе к восстановлению травм гораздо меньше. Особенно мышечных. Есть команды, где их довольно много. А в "Краснодаре" – ни одной! Хотя с лета играют через два дня на третий! Исключение – Быстров, но это старые болячки.

 

Если взять всю инфраструктуру, "Краснодар" нынче в России номер один. Поверьте, я объективен. Отыграл-то там чуть-чуть, но чувствовал себя, как в семье. Настолько потрясающий клуб и люди! Степень вовлеченности Галицкого в футбол поражает. Каждая тренировка проводится с датчиками. Потом он получает распечатку с полной выкладкой по всем игрокам, пульсовым зонам и анализирует, как команда поработала.

 

– Готовый тренер.

 

– Когда он детально расписал мне, какую работу нужно проводить зимой на сборах, подумал: "Не все наши специалисты это знают…"

 

 

Фото - Виталий ТИМКИВ, "СЭ"

 

– Галицкий уверяет, что Кононову свое мнение не навязывает.

 

– Состав Сергей Николаевич точно не назначает. Но они спорят, дискутируют. Главное, у них философия совпадает – оба настроены на атакующий футбол. Который якобы умер, как кое-кто считает. Оказывается, жив!

 

– Галицкий в академии "Краснодара" ввел обязательный урок шахмат. Вам сыграть предлагал?

 

– Нет. Я не умею. Вот сын там к шахматам приобщился. Игорю 6 лет. За две недели, что пробыл в Краснодаре, стал ярым фанатом клуба. К "Зениту" почему-то у него таких чувств не было. А в "Краснодар" влюбился сразу. Просит: "Вези туда! Буду футболом заниматься!" Если идет мячик погонять, надевает только форму "Краснодара". Плюс в шахматный кружок записался. Как гости приходят, Игорь тащит доску и предлагает сыграть.

 

– Галицкий сообщил о своих главных недостатках: "Нетерпеливость. Нетерпимость. Агрессия по отношению к людям с не очень высоким интеллектом". Согласны?

 

– Был бы он нетерпеливым – выстраивал бы клуб по примеру господина Керимова. Нетерпимости тоже не замечал. И агрессивен с нами не был – видимо, у всех в команде с интеллектом порядок.

 

– Вы предполагали, что "Анжи" так быстро лопнет?

 

– Да. Отводил проекту максимум три года.

 

 

Роман ШИРОКОВ и Одил АХМЕДОВ. Фото - Кристина КОРОВНИКОВА, "СЭ"

 

 

– Потому и отказались переезжать в Махачкалу?

 

– Были и другие причины. Эта – одна из них.

 

– Откуда такие мысли? Думали, у Керимова закончатся деньги? Или догадается, что его "разводят?"

 

– Склонялся ко второму варианту. Рано или поздно он поймет, что много вкладывает куда не нужно, и просто психанет.

 

– Почему Бубнов к вам постоянно цепляется?

 

– Хочет побольше вистов. Года два назад поздравил его в твиттере с днем рождения, так он меньше четверки за игру мне не ставил. Потом жестко по нему прошелся за какое-то высказывание – посыпались двойки и колы.

 

– В его разборах ТТД есть что-то толковое?

 

– Мне кажется, нет. Непонятно что считает, как… Набор цифр, не имеющий отношения к реальности. Бубнов не учитывает, какие передачи отдаешь, где теряешь мяч – на своей половине поля, в середине или у ворот соперника. Можно допустить один обрез, но фатальный. Если до этого сзади мячик катал при минимуме брака – что, пятерку ставить? А может быть несколько потерь при обострении, зато потом выдашь голевой пас.

 

Однажды, случайно переключая каналы, наткнулся на его разбор. Говорил про Кариоку. Хаял, стоп-краном обозвал. Запомнилась фраза: "Думаешь, Бубнов фраер? Не видит, что ты катаешь взад-вперед, атаки тормозишь?" В конце объявляет оценки. Кариока – "пятерка"! Только за набор цифр -120 ТТД. Где логика?

 

– Хоть кто-то из футболистов его выкладки всерьез воспринимает?

 

– Я о таких не слышал.

 

* * *

 

– Почему не афишируете участие в благотворительных проектах?

 

– Зачем? Прибавить себе популярности?

 

 

Фото - РФС

 

 

– Нет. Примером заразить других.

 

– Благотворительные программы активно продвигают Серега Игнашевич, Вова Габулов, Денис Глушаков. В моем родном Дедовске собираемся выстроить для детдома футбольную площадку. Но вы даже не представляете, с какими трудностями порой сталкиваемся! Вот я на стадион в том же Дедовске за свои деньги купил многофункциональное покрытие для спортзала. Все оплатил, привез – так они отказывались!

 

– Почему?

 

– Якобы под мое имя можно было из бюджета на это средства взять. Половину раскидать, а в зале постелить черт-те что. Когда сообразили, что номер не пройдет, сказали: "Ром, ты нам деньги принеси, мы сами все сделаем". "Лучше я". Тогда начали палки в колеса вставлять. Я обращался к областному министру спорта, затем к Мутко. Лишь с их помощью удалось все продавить.

 

– Потеряли кучу времени?

 

– Несколько месяцев! Бесконечные бумаги, звонки, письма, согласования… С меня стадион потребовал справку об оплате. Без нее разгружать не позволяли. Потом какие-то умники явились, воротили нос: "Для тенниса покрытие не годится. Скользко". Объясняю: "Когда помоете, проскальзывать не будет". И показываю международный сертификат, подтверждающий, что покрытие – для всех игр. Мини-футбола, баскетбола, тенниса… Специально такое купил – там же много секций.

 

– Деньги на благотворительность направляете адресно?

 

– Конечно. Ни с какими фондами не связываюсь. Только конкретному человеку.

 

– Недавно Кержаков в единственный выходной полетел в Москву к больному раком Леше.

 

– Когда я был в Питере, тоже навещал мальчика. Позвонили: "Можешь в клинику приехать? Парень хочет с кем-то из игроков "Зенита" пообщаться". 18 лет, занимался боксом, после пропущенного удара развилась опухоль мозга. Две операции не помогли. Готовили к третьей. Артем был в подавленном состоянии. Мы поговорили, он приободрился. У него с мамой была совместимость костного мозга на 98 процентов, это что-то уникальное. Врачи давали великолепные шансы на выздоровление. Операция вроде успешно прошла. Но возникло отторжение тканей. Артем скончался.

 

 

Александр КЕРЖАКОВ и Роман ШИРОКОВ. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

 

– После такого собственные проблемы, наверное, кажутся уже незначительными?

 

– Первое время – точно. Тяжело видеть столько больных детей. Хотя опыт есть. У двоюродного брата была опухоль головного мозга, в 1997 году он умер в 5 лет. Сейчас вновь столкнулся с этим – сразу в памяти все всколыхнулось.

 

– Кто в футболе ваш самый близкий друг?

 

– Самые близкие – из детства. Дружим по сей день. Хотя жизнь разбросала. Один – милиционер, второй – юрист, третий перевозками занимается, четвертый недавно в Штаты эмигрировал. Последний Новый год я с ним в Майами встречал.

 

– Если б вас вдруг ждала эмиграция – какую бы выбрали страну?

 

– Англию или Америку. Ради образования детей. Правда, от Майами не в восторге. Та же Москва – но с пальмами и океаном. Климат влажный, повсюду кондиционеры. Не хотел бы жить в этом городе.

 

* * *

 

– Галицкий перемещается в Краснодаре на вертолете. В вашей жизни он был?

 

– В июле на день рождения жена заказала получасовую прогулку. Детей с собой взяли. Даже над нашим домом полетали, видели бабушек в огороде.

 

– Полчаса обошлись тысяч в двадцать?

 

– Восемнадцать. Кто-то боится вертолетов, а мне понравилось. Но надо привыкнуть. В отличие от самолета здесь максимальная высота – метров 400. Из-за потоков ветра сильнее турбулентность.

 

– Любите экстремальные аттракционы?

 

– Боже упаси! Отдыхали в Эмиратах, поехали в Абу-Даби, там самые быстрые в мире американские горки. Скорость достигает 240 км в час. Теща прокатилась с удовольствием. А я не рискнул. И с тарзанки никогда не прыгну.

 

 

Фото - Антон СЕРГИЕНКО, "СЭ"

 

– Однажды на машине вы ехали из Петербурга в Москву, пробили два колеса. Случайность?

 

– Да. Ночь, дождь стеной, передо мной фура. Вот и не увидел огромную яму. С тех пор за рулем из Питера не ездил. Удобнее самолетом. Или "Сапсаном".

 

– Свои автомобили в Москву привезли эвакуатором?

 

– Да.

 

– Цена вопроса?

 

– От 15 тысяч. Как договоришься. Из Москвы дороже, из Питера дешевле.

 

– Вы рассказали, что на похороны Черенкова приехали на метро…

 

– Сначала на электричке, потом на метро. Я не представлял, во сколько выдвигаться, чтоб в Сокольниках быть к 9.30. Допустим, от дома до Тарасовки добираюсь за 45 минут. Если выезжаю в 6 утра.

 

– Ого.

 

– Не беда, после на базе досыпаю. Лучше так, чем три часа мучиться в пробке и выходить тренироваться на деревянных ногах. А в Сокольниках где я буду спать? Вот и поехал без машины.

 

– В 2009-м обчистили вашу квартиру в Дедовске. Нашли воров?

 

– Думаете, искали? В милиции сказали: "Заявление не пишите, "глухарь". Я на сборах был, а жена с сыном ночевали у мамы. Хотя еще в 11 вечера Катя была в квартире. Утром приходит – дверь вскрыта.

 

– Действовали по наводке?

 

– Кризис был на дворе. Могли из банка навести – накануне Катя сняла крупную сумму. На следующий день в Дедовске ее нужно было отдать. Деньги лежали в квартире. Кроме них забрали шубу, украшения.

 

– Квартира в Петербурге осталась?

 

– Малафеев занимается ее продажей. Найдет покупателя – избавлюсь. Чудесный район, окна на парк выходят. Надо бы узнать, какой процент для себя Славка закладывает.

 

 

Роман ШИРОКОВ и Вячеслав МАЛАФЕЕВ. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

 

– Сдавать не хотите?

 

– Бессмысленно. За квартирой нужно следить. Я поэтому и за границей недвижимость не покупаю. А в связи с последними событиями это уже вообще непрактично.

 

– Недостатки хозяина "Краснодара" мы обсудили. Давайте поговорим про ваши.

 

– Иногда бываю слишком агрессивен. Еще я ленивый. Никак себя не заставлю серьезно заняться языками, например. Или в интернете прослушать до конца курс лекций Высшей школы экономики. Рассчитан цикл на 12 недель. Парочку осилил – и забросил.

 

– Футболисты "Зенита" попадали в нелепые "пирамиды". Вы были близки к тому, чтоб туда вложиться?

 

– Вы о финансовой пирамиде "Невский проспект"? Нет. Тогда у меня не было лишних денег. Да и не верю, что сегодня рубль вложишь, а через месяц получишь 100 процентов прибыли. Это развод. Хотя с предложениями подходят частенько. Начинают так: "До конца схему не раскроем, это наш эксклюзив. Вот принесешь миллионов пять – все расскажем. Компания надежная, не волнуйся". – "Нет, спасибо, пусть деньги в банке полежат".

 

– Каким словом описали бы сейчас свое внутреннее состояние?

 

– Жду не дождусь, когда начну играть. За полгода соскучился по футболу. Команда прекрасная, партнеры всегда помогут. Все хорошо!

 

Александр КРУЖКОВ // Юрий ГОЛЫШАК17.10.2014 00:10

Страница 1 из 10