Краевая общественная организация "федерация шахмат краснодарского края"


" Кубанская земля взрастила не мало интересных и талантливых шахматистов "

Владимир Крамник

Крамник Владимир Борисович,
14-й официальный чемпион мира (2000—2007), Победитель Кубка мира 2013


" Будущее Шахмат в Краснодарском крае - в наших руках! "

Сметана Владимир Васильевич Сметана Владимир Васильевич,

Полномочный представитель Российской Шахматной Федерации в Краснодарском крае

News


     

На сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Последние авторы

Популярные посты

Новое в блогах

Владимир Крамник: "Готов дискутировать с Каспаровым, но не в жанре "сам дурак"

Е.СУРОВ: Владимир Крамник, приветствую вас в Цюрихе! Мы на закрытии турнира, точнее, уже после него. Выглядите вы хорошо и, судя по всему, довольны своим выступлением?

В.КРАМНИК: Ну как доволен… Думаю, что в целом качество игры было неплохое. Но всегда ведь хочется выиграть, а я второй год подряд где-то близко, где-то совсем чуть-чуть. И если бы сложилось что-нибудь по-другому… Скажем, выиграл бы в основное время у Накамуры – всё-таки там была выигранная позиция, - может быть, занял бы и первое место. Так что немножко чувство неудовлетворённости остаётся, как и в прошлый раз. Тогда я проиграл Карякину в быстрые шахматы, а мог выиграть, и тоже тогда занял бы первое место. Но в целом ничего, потому что качество игры, как мне кажется, было вполне разумное, приличное. Тем более, что я всё-таки уже такой возрастной шахматист, и мне немножко трудно входить в игру – я не играл полтора месяца, и особенно в первый день чувствовал в блице, что как-то не ловлю ритм, ощущение какое-то не такое. Скажем, сегодня я играл блиц уже намного лучше. Я бы с большим удовольствием сыграл ещё один круг в основное время. Я почувствовал, что только начинаю разыгрываться, как – хоп! – уже блиц играть и закрытие! Но в целом остались хорошие, позитивные впечатления от всего.

Е.СУРОВ: А какие впечатления остались от системы, по которой проводился турнир? От этого контроля? Что это вообще? Сейчас идёт некий спор о том, к чему он ближе – к классике или всё-таки к рапиду. Турнир вроде бы показал, что всё-таки ближе к рапиду...

В.КРАМНИК: Может быть, я пока не знаю. Надо ещё проанализировать партии, я пока не успел этого сделать. Даже не особо внимательно смотрел на другие партии. Но, как говорится, для чистоты эксперимента неплохо было бы сыграть ещё один круг. Потому что люди как-то вошли в ритм, почувствовали его, разыгрались. Так что было бы здорово, если бы было два круга. Но, так или иначе, моё качество игры было вполне разумное. Единственное, что мне показалось: может быть, имело бы смысл добавить чуть-чуть времени. Во-первых, сделать тридцать секунд на ход вместо десяти, и может быть ещё пять-десять минут добавить – вместо сорока, например, пятьдесят минут на партию.

Е.СУРОВ: Вы считаете, что это принципиально? Это могло бы изменить качество партий?

В.КРАМНИК: Опять же, надо изучать партии. Но мне кажется, что это принципиально в будущем, потому что партии всё равно часто будут заканчиваться, что называется, "на флажках", и тридцать секунд на ход всё-таки даёт возможность совсем уж не зевнуть и даже что-то немножко посчитать. Мне кажется, это имеет смысл. Ну и к тому же это поможет сдвинуть игру ближе к классике. Нет проблем, если добавить лишние десять минут – всё равно можно будет играть по две партии в день – я так понимаю, что основная идея именно в этом: играть по две партии в день, а это не помешает. Но посмотрим, как пойдёт дальше. Может быть, кроме Цюриха, будут ещё какие-нибудь турниры, где люди будут пытаться проводить их с подобным контролем времени.

Е.СУРОВ: А вы считаете, что такие эксперименты нужны? Насколько они сейчас необходимы? Я просто помню, что вы неоднократно говорили, что не надо менять то, что хорошо работает.

В.КРАМНИК: Здесь же речь не идёт о том, чтобы что-то менять, а просто попробовать. Например, ФИДЕ ввела свой контроль времени – и ничего, попробовали и время от времени играем. Я не вижу здесь проблемы. Конечно, полностью менять всё не стоит. Но если есть люди, которым хочется играть с таким контролем по две партии в день, то почему бы не попробовать? Это можно вполне. Время покажет, что останется, а что уйдёт. В любом случае, на данный момент большинство организаторов предпочитает всё-таки классические шахматы. Конечно, ведутся дискуссии о том, что лучше: быстрые или классические. Но, в конечном итоге, решают спонсоры. И если в какой-то момент большинство спонсоров и организаторов турниров захотят проводить турниры по быстрым шахматам или вот по такому контролю, как был здесь, значит, так оно и будет само по себе, независимо от дискуссий или от того, что мы считаем правильным. А пока ситуация вот такая. Множество турниров – тот же Вейк-ан-Зее или Дортмунд – могут ведь проводиться и в быстрые шахматы, и в более короткие, и с контролем ФИДЕ…

Е.СУРОВ: В Лондоне даже пытались провести такой турнир пару лет назад – он был только по быстрым шахматам. Или там были другие причины?

В.КРАМНИК: Да, там была какая-то своя причина. Но пока ситуация такая: имея возможность проводить турниры по быстрым шахматам – а это ещё и дешевле намного обходится, - всё-таки организуют турниры по классическим. Понятно, что если бы хотели, мы бы играли и в быстрые. Если бы в том же Вейк-ан-Зее организовали турнир с контролем ФИДЕ, мы бы играли с таким контролем. Но они хотят по-другому. Поэтому дискуссия на данную тему немножко гипотетическая. Никто ведь их не заставляет проводить турниры в классику, но им так хочется. Значит, пока так и будет. Мы можем пробовать разные контроли и смотреть, какая будет популярность. Потому что, опять же, многие сейчас говорят: нет, хватит, классические шахматы отмирают, надо переходить на быстрые. Да пожалуйста! Я не хочу сказать, что я совсем был бы уж против этого. Просто я не думаю, что классика отмирает. Мы же видим количество турниров в классические шахматы и количество турниров в быстрые. И огромный перевес пока в сторону классики. Я предоставляю решать этот вопрос рынку. Подозреваю, что через какое-то время контроль будет потихонечку укорачиваться, но это зависит не от меня, поэтому как организаторы решат, так и будет.

Е.СУРОВ: Какие ваши планы на этот год? В каких турнирах вы точно будете участвовать?

В.КРАМНИК: У меня сейчас как раз период подписывания контрактов. Но я думаю, что практически стопроцентно это будет Ставангер – нам ещё нужно подписать кое-что, но в принципе уже есть договорённость. Та же ситуация с Дортмундом. Опять же Российская лига. Мне сказали, что команда собирается играть, и там я сыграю с удовольствием. Потом в Европейском клубном кубке тоже сыграю за команду "Сибирь". Разумеется, Олимпиада, потом Катар – чемпионат мира по быстрым и блицу. Это то, что я уже точно знаю. Потом два-три небольших, но любопытных мероприятия. Одно из них пройдёт летом, в конце июля – это музыкальный фестиваль в Вербье, очень известный и очень интересный. Там собираются лучшие музыканты мира.

Е.СУРОВ: Неужели вы?..

В.КРАМНИК: Я пока играть на инструментах не собираюсь, но они решили в один из дней организовать такую шахматную тусовку, что называется. Может быть, я дам сеанс музыкантам – а они почти все играют в шахматы, поэтому мне говорят, что на такой сеанс огромный спрос. Плюс должен быть какой-то блицтурнир среди известных музыкантов, или что-то подобное. Мне по духу такое мероприятие. Ну и какие-то ещё маленькие вещи. Возможно, личный чемпионат России – там, правда, нужно ещё сроки смотреть. И плюс я ещё жду, если пришлют приглашение на Grand Chess Tour. Надо посмотреть на контракт – какие там условия, что предлагают. Возможно, что сыграю и там. Так что у меня достаточно насыщенный график. Это сейчас у меня немного всего. А начиная с апреля, график будет очень серьёзный.

Е.СУРОВ: А что вы почувствовали, когда узнали о том, что турнир претендентов проводит Москва, но вас нет в графе "номинант"?

В.КРАМНИК: Да ничего не почувствовал. Все, кто был в курсе событий, заранее знали, кто будет всё это организовывать, кому достанется уайлд-кард, так что… Я просто немножко удивился, так как был уверен, что турнир пройдёт в Ереване. Ну, Москва так Москва. Я, правда, не совсем понял, почему Москва – мне кажется, в Ереване было бы намного логичней – там был бы безумный интерес к этому. Я как-то играл с Лёвой [Ароняном] в 2009 году в основном оперном ереванском зале, и он был просто переполнен! Три тысячи зрителей пришли только на наш товарищеский матч! Так что мне казалось, что в Ереване это был бы такой безумный резонанс! Но по каким-то причинам они решили сделать в Москве – окей, почему бы и нет. У меня больших эмоций не было, потому что я прекрасно знал, что не попадаю.

Е.СУРОВ: Следить будете за турниром?

В.КРАМНИК: Конечно, буду следить, я же профессионал.

Е.СУРОВ: А для вас лично имеет какое-то значение, кто выиграет, кто будет играть с Карлсеном? Или вы думаете с точки зрения, как лучше будет для шахмат? Кто, по-вашему, лучше бы сыграл с Карлсеном?

В.КРАМНИК: Да это вопросы такие… Кто выиграет, тот и будет играть. Что значит "как лучше"? Это зависит от точки зрения, с которой смотреть. В принципе, большинство участников турнира претендентов, если не все, по-своему будут интересны в матче с Карлсеном. Я имею в виду чисто в плане коммерциализации шахмат. Поэтому я об этом даже не думал. Турнир сильный, хороший, никто случайно туда не попал, поэтому пусть играют, пусть выясняют, кто достоин.

Е.СУРОВ: Здесь ваша семья, и сейчас к нам подходила ваша дочка. Можете пару слов сказать о ней, чем она занимается?

В.КРАМНИК: Я её, конечно, шахматам научил, но большого интереса у неё не обнаружилось. Да, она немножко знает, как фигуры ходят, но больше занимается музыкой, ходит в консерваторию, играет на фортепиано и довольно хорошо для своего возраста. Конечно, по европейским меркам. Потому что если брать Азию – Корею, Китай, - то там, я смотрю на YouTube, уже в пять лет дети такое вытворяют, что тут, конечно, шансов мало. Но по европейскому, по швейцарскому уровню она делает очень неплохие успехи. В любом случае, идея не в том, чтобы она на этом делала карьеру – это тяжёлая штука, трудно пробиться. Но, во-первых, ей это очень нравится. А во-вторых, как и шахматы, это развивает концентрацию, приучает к дисциплине. Когда она начала заниматься музыкой, я заметил, что у неё очень резко возросли полезные навыки. Она стала более работоспособной, концентрированной. Так что это всё замечательно, будем продолжать! Плюс она, конечно, учится, ходит на всякие кружки -  в общем, у неё широкий спектр интересов.Е.СУРОВ: А Вадим?

В.КРАМНИК: Вадим пока маленький. Мы хотели взять сюда и его тоже, но ему всё-таки всего три года, и он иногда начинает шуметь. То есть ему пока трудно объяснить, что здесь не надо шуметь, или сказать: "Сиди тихо". И мы отказались от идеи взять его, потому что и жена, и дочка хотели посмотреть партии. А если вдруг он начнёт шуметь или капризничать, то придётся его куда-то уводить и с ним где-то сидеть. Поэтому решили взять его с собой на следующий год. Ему будет уже четыре, а это серьёзный возраст. Так что в следующем году мы его, может быть, "выведем в свет".

Е.СУРОВ: Может быть, даже и в Москву.

В.КРАМНИК: Может быть. По крайней мере, сюда точно – здесь же рядом. Я вообще очень рад, что моя семья была здесь. Это всегда создаёт дополнительный комфорт, так что здесь удалось хорошо провести время. И им очень понравилось.

Е.СУРОВ: Я затрону ещё одну тему. Вы в последнее время сделали несколько довольно-таки громких заявлений в интервью – об Илюмжинове, о Каспарове. Вы это делаете целенаправленно, или так просто получается: вас спросили – вы ответили? Потому что заявления были достаточно серьёзные. Каспаров даже ответил вам.

В.КРАМНИК: Да никакой целенаправленности нет. Меня спросили – я ответил. Я просто всегда говорю то, что думаю. Я даже не знал, что меня об этом будут спрашивать, поэтому не было никакой целенаправленности. Да и какой смысл? У меня нет никаких идей создавать какой-то пиар, кого-то обвинять или, наоборот, защищать. Это какая-то глупость! Просто у меня действительно такое мнение, которое я высказал. Я не говорю, что это обязательно так. Может быть, и нет. Но по целому спектру признаков – я далеко не все там перечислил, потому что в газете места не так много…

Е.СУРОВ: Вы можете сейчас воспользоваться моментом и перечислить все.

В.КРАМНИК: Да это не так важно. Просто это некий логический вывод, наиболее вероятная версия, с моей точки зрения. У меня не было никакой задней мысли. Просто сейчас, как я вижу, люди вообще чрезмерно политизированы, идеологизированы, поэтому им показалось, что я сделал какое-то слишком резкое высказывание, что это было какие-то чрезмерное событие. А я просто ответил на один из вопросов интервью. Я вообще человек не идеологически и не люблю людей идеологически направленных, которые любое заявление пытаются сразу рассортировать в какую-то политическую сторону. Для меня это вопрос чисто человеческий. Если бы это был не Илюмжинов, а какой-нибудь Пол Смит из Ирландии, то я сказал бы то же самое. Или если бы Каспаров был в такой ситуации, я сказал бы то же самое. Всё-таки есть понятие презумпции невиновности – на мой взгляд, краеугольный камень юридической и демократической систем. Я вижу, что в последнее время этот принцип как-то затирается, и мне от этого очень тревожно. Неважно, нравится тебе человек или не нравится, кем ты его считаешь. Но если человек обвиняется в преступлении, то это должно быть доказано, иначе нельзя обвинять. Это базовые вещи. И совсем неважно, какой идеологии придерживается этот человек, или какой у него паспорт. А в данном случае я не видел предъявленных обвинений, что нелогично и довольно абсурдно, коль вы обвиняете человека в преступлении. И ещё кое-какие моменты, которые мне показались подозрительными.

Е.СУРОВ: Ответ Каспарова переубедил вас хоть в какой-то степени?

В.КРАМНИК: Ответ Каспарова, честно говоря, даже нельзя назвать ответом, потому что он на самом деле совсем не затронул эту тему. Что, кстати, очень подозрительно. Ни слова не было сказано по сути дела. Он не сказал ни да, ни нет - ничего. Да, была вылита, извините, пара вёдер помоев, причём на всех, в том числе в этот раз и на меня. Ну окей, мне-то от этого ни жарко, ни холодно. Но мне показалось, что всё-таки опускаться до каких-то нападок личностного характера, если не сказать простого бытового хамства, - это не очень красиво для человека с большим социальным статусом. Вообще перевод дискуссии в сферу "сам дурак" - это как-то не мой жанр. Поэтому если у Гарри Кимовича есть желание дискутировать именно в этом формате, то пусть он лучше найдёт других людей для дискуссии, потому что во все времена желающих дискутировать именно в таком формате было много. А если есть что сказать по сути вопроса…

Е.СУРОВ: А вы готовы, скажем, с тем же Каспаровым подискутировать? По этому вопросу или по какому-то ещё. Я имею в виду, открыто.

В.КРАМНИК: Я готов дискутировать с любым, но только когда дискуссия касается темы. Потому что в последнее время, как мне кажется, у Гарри Кимовича, к сожалению, дискуссия очень часто уходит от темы. Не хочу никого обвинять или оскорблять, но он начинает тут же приплетать какую-то идеологию, Путина, КГБ… Вообще какой-то бред, который не имеет отношения ни ко мне, ни к сути вопроса! В таком формате мне неинтересно дискутировать. Если в логическом формате, в формате каких-то фактов, желательно без хамства – можно. Но это была не дискуссия. Я ничего не понял из его ответа. Ну, почитал, пошёл принял душ и забыл. Потому что по сути не было сказано ничего. Просто какой-то поток, который в последнее время часто наблюдается у Гарри Кимовича. Мне кажется, что он уже десять лет говорит одно и то же, постоянно, можно делать copy-paste. Просто вставили мою фамилию – и copy-paste! Ну и что? Я это слышу уже десять лет. Странно, что есть люди, которым одиннадцатый год это интересно слушать. Мне уже нет. Поэтому я, честно говоря, интервью Каспарова уже не читаю, они все одинаковые, всё одно и то же. Хотя человеку, безусловно, есть что сказать, он очень умный и развитый. Но когда столько лет одно и то же, и сейчас опять… Просто скучно. Это не моё дело, но мне кажется, что он мог бы найти себе лучшее применение, чем десять лет подряд делать эти copy-paste. Не хочу давать ему какие-то советы, он человек взрослый и знает, что делает, это его жизнь, но как-то уж очень много негатива в его интервью, просто девяносто процентов негатива. У меня другой менталитет, я всё-таки пытаюсь найти какие-то позитивные, конструктивные вещи. Я считаю, что это во все времена был правильный подход, а тем более, сейчас, в такое тяжёлое время. Хотелось бы от него больше конструктива и больше разговоров по сути вопроса. А не переводить разговор в какую-то идеологию, которой, честно говоря, в этом деле вообще не было. Повторюсь, что если бы на месте Илюмжинова был бы Каспаров, если бы его завтра обвинили в чём-то без всяких доказательств, я сказал бы то же самое.

Вот такое моё мнение. Меня это абсолютно никак не затронуло, но, честно говоря, было немножко грустно. Мне всё-таки кажется, что в публичных высказываниях лучше держать более высокий уровень дискуссии.

Е.СУРОВ: Спасибо. Вы сделали, на мой взгляд, несколько очень важных заявлений. Честно признаюсь, я бы с удовольствием развил некоторые темы и некоторые моменты, но у нас сейчас интервью в экспресс-режиме, поэтому я вас приглашаю на более спокойное интервью.

В.КРАМНИК: С удовольствием! Вот я приеду домой, чуть-чуть отдохну, отосплюсь, и свяжемся, без проблем.

http://chess-news.ru/node/21017

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять коментарии.